Опубликовано: Чт, Июл 26, 2018

Антон ПЕРВУШИН: «У космонавтики снова появится притягательная цель»

Илон Маск

Окончание.
Начало – в № 26 (1413).

Сегодня отечественная космонавтика переживает непростой период: неудачные запуски, сокращение финансирования… И все же в космической отрасли возможны и научные, и космические прорывы. Как будет развиваться космонавтика в ближайшем будущем? Возможна ли сегодня гегемония одной страны в космическом пространстве? Реалистичны ли планы Илона Маска? И каковы наиболее вероятные сценарии освоения Солнечной системы? На вопросы журнала «Инвест-Форсайт» отвечает Антон ПЕРВУШИН, российский писатель и журналист, действительный член Федерации космонавтики России, автор ряда научно-фантастических и научно-популярных книг, среди которых «108 минут, изменившие мир» и биография Юрия Гагарина.

– Реалистичны ли планы Маска и сотоварищи основать колонию на Марсе?

– К сожалению, это утопия. Когда речь заходит о подобных масштабных проектах, всегда нужно смотреть не на красивые презентации, которые вам нарисует любой школьник, а на конкретную деятельность по осуществлению предложенного проекта. Например, чтобы начать подготовку к пилотируемым полетам на Марс, нужно выбрать конкретную реалистичную схему транспортной системы, включающей ракету-носитель и межпланетный корабль. Если вы присмотритесь к деятельности Илона Маска, то обнаружите, что по вопросу колонизации Марса он все еще находится на стадии красивых картинок в духе фантастики 1960-х годов.
На конгрессе в сентябре прошлого года Маск представил новую версию своей многоразовой «марсианской» системы «Big Falcon Rocket», которая состоит из ракетного бустера и межпланетного корабля на сто человек. При этом корабль сначала будет выводиться на орбиту, потом стыковаться с заправщиками и только после отправится в полугодичный полет к Марсу. В 2022 году Маск собирается отправить туда два грузовых корабля, в 2024 году – еще два грузовых и два пассажирских, экипажи которых и начнут строительство колонии.

– Планы и амбиции впечатляют. А какие проблемы и «узкие места» есть в проекте?

– Все выглядит очень красиво и эффектно, благо, Маск может продемонстрировать результаты успешных испытаний прототипа кислородно-метановых двигателей Raptor, которые, как планируется, обеспечат и старт с Земли, и полет, и посадку на Марс. Но, извините, где корабль? Компания SpaceX не только не сумела пока запустить пилотируемый вариант околоземного корабля «Дракон» (причем способного вместить максимум семь человек, а не сто), но и не освоила технологию стыковки. Конечно, дело поправимое, однако создание инфраструктуры хотя бы в околоземном пространстве наверняка займет у компании Маска годы и годы напряженного труда. Марсианский же корабль остается лишь картинкой, никаких серьезных работ над ним не ведется. Кроме того, вспомним, что настолько сложную и громоздкую систему, как пилотируемый корабль, на Марс еще никто не сажал. Значит, потребуются еще годы на то, чтобы построить прототипы, испытать их в ближнем космосе, затем отправить на Марс и дождаться результата. Наверняка будут сбои, аварии, придется вносить исправления в проект и т.д. Илон Маск, безусловно, – талантливый человек и великолепный пиарщик, но не господь Бог – он не сможет за пять-шесть лет сделать то, на что у космических агентств уходят десятилетия. Даже если у него получится найти полноценное финансирование на реализацию проекта, что пока выглядит проблематичным, законы развития техники Маск отменить не способен. Пусть сначала запустит хотя бы одного человека – и не на Марс, на орбиту.

– Существуют ли вообще экономические стимулы для освоения Солнечной системы?

– Экономическое обоснование космической экспансии – весьма щекотливая тема. Даже Илон Маск при всей изворотливости ума не смог убедительно обосновать, как будет окупаться колонизация Марса. Конечно, всегда можно сказать, что космонавтика ставит задачи будущего перед настоящим, чем стимулирует прогресс. Но скептики ответят, что прогрессу некуда спешить, многие проблемы могут быть решены без привлечения космонавтики и без трат на нее. Опять же, приходится признать, что если когда-нибудь мы научимся добывать в космосе ресурсы, куда выгоднее будет использовать их там же, в космосе, а не возить на Землю. Например, пресловутый гелий-три, который теоретически можно извлекать из лунного грунта, рационально пустить на топливо для межпланетных кораблей, но если таких кораблей нет, зачем нам гелий-три? В сущности, космонавтика в современном мире, если отбросить коммерчески выгодную деятельность по эксплуатации спутниковой группировки, может помочь мировой экономике только в качестве «пылесоса» для лишних денег.

– Как будет работать этот «космический пылесос»?

– За счет глобализации мировая экономика подошла к пределу роста: новых рынков для нее больше нет, активы явно переоценены, кризисные явления продолжают нарастать. В такой ситуации необходима революционная перестройка всей системы мировой торговли. Раньше перестройке способствовали кровопролитные войны, но сейчас желающих воевать по-настоящему как-то не наблюдается. Выход во внеземное пространство, реализация грандиозных проектов по освоению Луны и организация пилотируемой экспедиции на Марс могли бы стать тем стимулом для стагнирующей экономики, который тщетно ищут. Но, к сожалению, до понимания истинных экономических возможностей космонавтики далеко. Вот если бы Земле угрожал гигантский астероид, тогда, думаю, колеса завертелись бы, нашлись бы деньги и ресурсы на строительство космических систем защиты, а экономика от всей этой деятельности немедленно поперла бы вверх. Но астероид, похоже, не прилетит, поэтому космонавтика еще долго будет финансироваться по остаточному принципу – как заведомо убыточный инструмент для осуществления политического или идеологического доминирования.

– Возможен ли сегодня концептуальный прорыв в освоении космоса? И с чем он может быть связан?

– На мой взгляд, главная проблема современной космонавтики – отсутствие четкой стратегии. Когда работали Сергей Королев и Вернер фон Браун, у космонавтики была конкретная и очень притягательная цель – Марс, который в то время считался живой планетой со своей биосферой и, возможно, цивилизацией. В 1970-е годы выяснилось, что Марс мертв, поэтому осваивать его будет невероятно трудно. При этом инерция мышления сохранилась: Марс постоянно фигурирует как стратегическая цель в тех или иных программах космических агентств. Но видна и растерянность: в какие-то моменты агентства понимают, что столь дорогостоящий проект, как экспедиция на красную планету, им не потянуть, поэтому объявляют стратегической целью создание обитаемой базы на Луне. Потом они вспоминают, что на Луне уже побывали земляне и ничего принципиально нового там нельзя будет открыть или получить. Снова начинаются разговоры о Марсе. На Венеру, понятно, никто лететь не хочет, потому что условия там еще более страшные. Только однажды, в 2009 году, американцы вспомнили, что в Солнечной системе есть и малые тела, а некоторые из них – например, сближающиеся астероиды – регулярно подходят к Земле на расстояние, которое вполне позволяет слетать к ним на существующей технике, провести изучение поверхности и даже высадиться. Планы NASA тогда изменились в пользу астероидов, но, увы, продолжалось это недолго: сегодня они снова пересмотрены в пользу Луны.
Понятно, что все эти колебания и метания не способствуют росту интереса и тем более доверия к космонавтике. И все же надежда есть.

– Что дает основания для оптимизма?

– В настоящее время бурно развиваются методы обнаружения планет у соседних звезд. Недавно, например, открыли землеподобную планету у ближайшей к нам звезды – Проксимы Центавра. И эта планета находится в «зоне жизни», то есть в той области пространства, где температура достаточно высока, чтобы обеспечить существование воды в жидкой фазе – условия для начала биологической эволюции. Скоро, обещают астрономы, появятся инструменты, позволяющие не только найти планеты, но и получить определенное представление о наличии у них атмосферы, о составе этой атмосферы. Существует немаленький шанс, что еще до середины века ученые смогут сказать уверенно: на планете такой-то у звезды такой-то обнаружены признаки жизни. Что это изменит? Прежде всего, придется пересмотреть все наше миропонимание, а затем у космонавтики снова появится притягательная цель. Да, построить межзвездный зонд будет непросто, на это тоже уйдут годы и годы, а результата придется ждать сто лет. Но, по крайней мере, стратегия будет определена, и любые космические инициативы получат твердое и ясное обоснование.

Беседовал Сергей Шикарев

Источник публикации: https://www.if24.ru/kosmonavtika-i-kommertsia

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar