Опубликовано: Вт, Окт 10, 2017

Битва за Валаам

Колбасов хор

Как культурное мероприятие с участием губернатора превратилось в балаган.

Первым публичным мероприятием, которое посетил глава Хакасии после двухнедельного отпуска, стал концерт хора Валламского монастыря в Центре культуры им. Кадышева. Естественно, присутствие Виктора Зимина подразумевало наличие и других высокопоставленных лиц, а также соответствующего уровня организации. Но устроители не учли одной важной детали: вход на концерт был бесплатным. Светлана СТАФИЕВСКАЯ тоже посетила концерт и поразилась тому, как жажда халявы портит поведение соотечественников. Даже в присутствии губернатора.

В общем-то, с того момента как помощники Воланда раздавали зрителям в Театре Варьете красивые наряды даром и сыпали дождем из денег, с этих пор мало что изменилось в наших палестинах. Скажу больше, халява и жажда урвать хоть что-то бесплатно, еще сильнее испортила соотечественников. С одинаковым азартом и алчностью наш народ бросается, как бык на мулету, на масленичные блины с лопаты или, видя на афише надпись «вход свободный», готов снести на своем пути любого.
Оно и не удивительно – испокон веку люди остаются верны принципу «хлеба и зрелищ», будь-то на дворе двадцать первый век или сто двадцать третий век до нашей эры. Но иногда все же кажется, что при слове «халява» некоторые земляки теряют человеческий облик.
Вот вам история, как в Абакане 3 октября впервые прошел концерт Хора Валаамского монастыря. Никаких тебе билетов, все желающие могут пройти бесплатно.

Виктор ЗИМИН оставил свои впечатления о концерте на странице в "Инстаграме".

Виктор ЗИМИН оставил свои впечатления о концерте на странице в “Инстаграме”.

Людей в Центре культуры им С.П. Кадышева собралось, чуть ли не в два раза больше, чем может вместить скромный зал республиканской филармонии. Те зрители, что оказались ближе к входным дверям в зал, тут же в прямом смысле ломанулись занимать свободные места. Бойче всех были женщины за пятьдесят или шестьдесят, впрочем, их, женщин, на этом «светском» мероприятии было намного больше, чем мужчин. В ход шли сумки и головные уборы, которыми жаждущие прекрасного тут же пометили занятые места. Мгновенно выяснилось, что мест для всех желающих не хватает.
Сотрудницы филармонии сразу же бросили в толпу предупреждение «С восьмого по одиннадцатый ряд не занимать». Предполагалось, что там будут сидеть «люди из правительства и духовенство». Публика металась между рядами, уже неважно было, далеко или близко вы будете сидеть к сцене.
– Скажите, а эти места заняты? – спросила я у женщины, которая загородила собой проход в ряд и расставив руки цепко держала подлокотники кресел, всем своим видом демонстрируя, что она держит настоящую оборону и пропускать в ряд никого не желает. В такой же бойцовской позе следующий ряд охраняла другая женщина.
– Здесь все занято! – отрапортовали они.
– Но места свободны. Вы просто никого не пускаете. Почему? – наивно пыталась выяснить я.
– Вам что, не ясно? Здесь будет хор сидеть!
– Какой хор? Валаама что ли? – не сдавалась я. – Пропустите, здесь целый ряд свободный.
– Я сказала, сюда нельзя! Не понятно что ли? – дама вытолкнула меня со всей силы.
– Женщина, вы почему себя так ведете? Вы вообще адекватная?
– Я? Я НЕ адекватная, – проорала дама.
– Вы здесь работаете?
Пришлось обратиться к девушке в белой кофточке, очевидно сотруднице филармонии.
– Скажите, это ваши работницы так себя ведут? Здесь ряд свободный, но они никого сюда не пускают.
– А вы записывались? – спросила меня девушка.
– Куда записывалась? У вас сказано «вход свободный», я пришла, я хочу куда-нибудь уже сесть. Но все занято. О каких списках вы говорите?
– Надо было записаться. Вы одна?
– Да, я одна. Мне нужно только одно место.
– Идите на балкон.
Поплелась я на балкон. Там, кстати, тоже уже не было, где яблоку упасть. Дойдя до самого конца, ближе к осветительным приборам, нашла два свободных стула и зависла почти над самой сценой. А народ тем временем все прибывал. За моей спиной вскоре вырос еще один ряд из людей.
Ближе к половине седьмого свое почетное место в центре зала занял глава Хакасии Виктор Зимин. Появился он в спопровождении министра культуры Татьяны Чаптыковой и своего пресс-секретаря Николая Денисова. Еще какое-то время места вокруг высокопоставленных чиновников пустовали. Позже их заняли рядовые зрители.
Надо признать, что несмотря на всю суету и локальные конфликты вокруг пустующих мест и нехватки стульев, концерт начался вовремя.
Сначала ведущая зачитала обращение президента России Владимира Путина к гостям концерта хора Валаамского монастыря. После чего на сцену вышла Татьяна Чаптыкова и как всегда тихим голосом начала говорить, о важности музыки в нашей жизни и о роли света в борьбе с тьмой. И тут случился конфуз. Бывшей сотруднице филармонии, а ныне министру культуры не добавали громкости в микрофон. То ли уже отвыкли подкручивать ручки, то ли еще какая причина. Но только речь музыкального специалиста совсем потерялась. Кто-то даже попытался крикнуть из зала «погромче». В общем, главное, что из всего сказанного публика поняла, что вынесенная на сцену большая корзина цветов — это подарок мужскому хору от правительства Хакасии.
Следом речь держал руководитель творческого коллектива, посвятил зрителей в историю Валаамского монастыря.

Восторженная публика подпевает хору. Не хватившим места пришлось стоять весь концерт, а некоторые слушали хор даже в холле.

Восторженная публика подпевает хору. Не хватившим места пришлось стоять весь концерт, а некоторые слушали хор даже в холле.

Приблизительно минут через двенадцать от начала концерта зазвучали голоса участников хора. Судя по некоторым женским лицам, катарсис от услышенного не заставил себя долго ждать. Дамы и молоденькие женщины повытаскивали платки и смахивали навернувшиеся слезы, глава Хакасии периодически промакивал вспотевший лоб салфеткой или платочком (мне было не разглядеть). Кто-то из великих сказал «В момент наивысшего восторга святые плачут». В зале вместо святого духа стояла духота. Некоторые зрители тоже стояли, при чем с такими лицами, как будто это их последняя ночь перед казнью, как у Каравадосси из оперы «Тоска». Однако божественные напевы лились недолго, где-то через полчаса началась настоящая катавасия в перемешку «Боже, Царя храни!» с революционными песнями и стихами Александра Блока. Прозвучала также песня «Я погиб подо Ржевом», менялся свет софитов, звучала немецкая речь, была зачитана история Васьки Петроградского, что слушалось довольно утомительно.
Но несмотря на всю эклектику, царившую на сцене, публика бодро апплодировала, местами кричала браво и даже подарила некоторым солистам хора по скромному букету цветов.
Однако где-то внутри не покидало чувство, что под всей этой патриотической бровадой потерялось что-то очень важное, ради чего все затевалось и ради чего люди отложили свои дела и пришли на концерт. Обещанный в афише «Свет Валаама» растворился еще где-то до начала концерта, когда особо жадные до просвещения зрители отвоевывали свои места в зале. И для меня он рассеялся окончательно, когда начался весь этот псевдоспектакль с моряком и декламацией частей произведения Эдуарда Кочергина. При чем я не совсем уверена, что публика узнала, откуда взята именно эта часть инсценировки. Впрочем, и мне стало известно об этом писателе только теперь после концерта.
Досидеть до конца я не смогла. Но хотя бы какую-то просветительскую миссию эти мужи выполнили, заставили меня углубиться в интернет, где кстати, можно найти неплохие видеозаписи хора. Даром. Без давки и оскорблений.

Фото Александра КОЛБАСОВА из социальных сетей.

Светлана СТАФИЕВСКАЯ
Внештатный автор газеты "ШАНС". Колумнист, диджей-буддист, художник-джедай. Работала на радио и ТВ, в заповеднике, на клумбах города Абакана, жила на Дальнем востоке. В "ШАНСЕ" с 2016 г.
Показано 1 комментарий
Что скажете?
  1. Зарплату задерживают, люди протестуют, отказываются громкость добавлять:)

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar