Опубликовано: Чт, Окт 12, 2017

Это будет завтра (ОКОНЧАНИЕ)

футур_8

Беседа Алексея Нилогова с Владимиром Борисовым.

Начало.
Продолжение.

Алексей НИЛОГОВ:
– В состоянии ли сегодня фантастика предупредить человечество о негативных сценариях научно-технического прогресса?

Владимир БОРИСОВ:
– Дело тут даже не в том, чтобы предупредить негатив. В конце концов, что могут сделать книги против технологий, которые живут своей независимой жизнью, подталкиваемые военными амбициями и цивилизацией потребления?
Плохо, на мой взгляд, что фантастика существенно отстает от нынешнего экспоненциального развития технологий. Тут наличествует некий парадокс. С одной стороны, почти ничего принципиально нового развитие информационных, биологических, генетических направлений не сулит, обо всем этом фантасты уже прокукарекали. Но дьявол скрывается в деталях. А вот детали очень часто оказываются необычными, и человечество попросту не готово к их нашествию. И тут фантастика могла бы оказать хоть небольшую, но услугу по подготовке людей к наступающему на них грядущему.
Но если в западной фантастике такие вещи хоть в каком-то количестве выходят и спустя некоторое время попадают к нам в виде переводов, то отечественная фантастика практически ничем не может похвастать в этом отношении. Мне это как-то обидно. Ведь были времена (в те же 1960-е годы), когда мы в фантастике находились в авангарде, а сейчас растеряли все амбиции и пытаемся переиграть старые войны, времен Очаковских и покоренья Крыма.

– О каких важных технологиях научная фантастика так ни разу и не обмолвилась? Существуют ли вообще такие?

– Честно признаюсь, ничего не приходит в голову. Тут еще следует помнить, что, во-первых, постоянно появляются новые технологии, уследить за ними очень трудно. Во-вторых, ежегодно в мире выходит несколько тысяч новых фантастических книг на разных языках, которые также невозможно прочесть одному человеку. Такое море разливанное…
Кроме того, как я уже сказал, далеко не всегда фантасты предсказывали детали. Возьмем, к примеру, широко распространившуюся сотовую связь. Очень детально, на уровне патента, в фантастике вряд ли была предсказана современная сеть. А вот на уровне образов, когда фантасты описывали маленькие коробочки, с помощью которых можно связаться с любым человеком на планете, сама суть такой связи встречается в книгах 1960-х годов часто. Это предсказание или нет? Так и со многими другими технологиями.

– Если фантастика как жанр литературы не берется перегонять футурологию, то каково в среднем отставание научной фантастики от текущего научно-технического прогресса?

– Боюсь, и футурология не очень хорошо поспевает за прогрессом. Если взять книги футурологов времен расцвета этой дисциплины, то мы можем видеть, что очень многое там не предсказывалось и даже не упоминалось.
В целом человечество вступает на новые уровни развития цивилизации неподготовленным. И в результате от технологий отстают этика, юриспруденция, общественные институты. Например, совершенно непонятно, как быть сейчас с авторскими правами на произведения искусства? Да, фантасты писали о том, что можно будет скопировать текст, звук или видеоряд, но это казалось таким далеким, а реальность наступила совершенно нежданно. Долгое время не было никаких юридических правил и законов, как на это реагировать, и сейчас не придумано ничего гениального, кроме запретов, которые никто не собирается выполнять.
Думаю, что в самое ближайшее время возникнут непонятности, как быть с клонированными объектами, с генетически преобразованными людьми, с роботами и т.п. О чем-то фантасты писали, но общество в целом, в виде государственных институтов, по-прежнему не готово ко всему этому. А старые методы запрещать и не допускать будут неизбежно проигрывать новым способам и средствам производства.

– Какой смысл вы бы вложили в словосочетание «научно-фантастическое, слишком научно-фантастическое»?

– Не бывает. Я уже говорил, что даже с понятием «научная фантастика» не все просто. И если мы обратимся к науке, без фантастики, то увидим, что серьезные перевороты связаны с появлением так называемых «безумных» гипотез. То есть таких, которые при возникновении считались совершенно невероятными, но со временем, под давлением фактов и экспериментов переходили в категорию общепринятых. Само «безумство» идеи еще не гарантирует ее правоты, но по-настоящему прорывной все-таки может быть только «безумная» идея, необычная.
Примерно так дела обстоят и с фантастикой. Станислав Лем как-то шутливо заметил: «Я предполагал, что то, о чем пишу, будет возможно – если вообще будет – в каком-то необозримом будущем, через тысячу лет, может быть, через восемьсот пятьдесят, но чтобы я мог дожить до времен, когда будут серьезно говорить о подключении компьютера к живому мозгу, этого я, конечно, не ожидал». Многое из того, что пятьдесят лет назад казалось завиральным, сейчас серьезно обсуждается учеными. Так что «слишком научно-фантастического» не бывает.

– Как вы относитесь к развитию нанотехнологий? Знакомы ли вы с концепцией российского футуролога В. М. Кишинца о nano sapiens?

– Хорошо отношусь. Это интересно. С концепцией nano sapiens знаком понаслышке, но опять же, многое на эту тему было у Лема задолго до Кишинца. Давным-давно Лем писал о том, что в сторону миниатюризации станет развиваться военная техника, а в романе «Осмотр на месте» описал этикосферу, когда в воздухе будет огромное количество так называемых «быстров», микроскопических логических элементов, которые при необходимости могут собираться в большие группы для повышения своей вычислительной мощи. Эти быстры обеспечивают основные законы этикосферы, выполняя функции ремонтно-спасательной службы цивилизации.
Одной из побочных линий деятельности быстров у Лема является создание эктоков, практически бессмертных существ, когда быстры постепенно заменяют все клетки организма. То есть делают практически то же самое, что предлагает В.М. Кишинец.
В концепции nano sapiens я вижу лишь как минимум один не до конца ясный момент. Если я правильно понял, автор этой концепции пишет о миролюбии новых существ, их разумной этике. Но следует помнить, мне кажется, что человек не может гарантировать понимание психологического развития НЕчеловека (а nano sapiens, вне всякого сомнения, уже не человек) и уж тем более не может ручаться, что все пойдет так, как спланировано заранее. Вся история человечества показывает как раз обратное. Увы.

– Какой аспект проблемы искусственного интеллекта вам кажется наиболее сложным?

– Прежде всего, юридический. Когда и как интеллект станет (или не станет) самостоятельной личностью? Что из этого воспоследует? Какие у него будут права и обязанности в человеческом обществе?
Начинается с мелочей. Умная машина отказывается ехать с пьяным водителем. Умный дом не выпускает ребенка на прогулку в непогоду. Наделяя бытовую технику зачатками интеллекта, мы неизбежно наделяем ее задачами распознавания компетентности и авторитетности людей, которые будут иметь дело с этой техникой. Чем ответственнее задача, тем важнее понимать, что можно делать, а что – нельзя. С этой проблемой далеко не всегда справляются люди, а как будут справляться умные вещи, роботы?
Массу сложностей вызовет сращивание человека с машиной, копирование личности на машинные носители, размножение такой виртуальной личности. Боюсь, правовое поле цивилизации будет совершенно не готово ко всем подобным технологическим прорывам. И не надо думать, что это будет когда-нибудь в далеком будущем. Это будет завтра.

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar