Опубликовано: Пт, Сен 1, 2017

Избушки-развалюшки

дома-сирот_11

В Каратузе детям-сиротам построили жилье, в котором страшно находиться – не то, что жить.

Жители села Каратузское рассказали без прикрас, каково жить там, где районная власть не реагирует на обращение людей (в этом «ШАНС» убедился лично еще во время расследования гомосексуального скандала в том же селе).
Одна из назревших проблем — детям-сиротам предоставили дома, которые, как показала экспертиза, непригодны для жизни. То есть их построили всего-то три года назад, а они уже непригодны! «Как такое возможно?» – спросите вы. Сами в шоке.

Семейный подряд

В 2014 году в Каратузе случилось знаковое событие: районная администрация заключила муниципальные контракты «на приобретение (строительство)» домов для детей-сирот. В начале июля документы были подписаны с семейным подрядом местных предпринимателей: Александром Сааром (двухквартирник на Трофимова, 18), его супругой Натальей Саар (двухквартирник Трофимова, 16) и их сыном Максимом Сааром (двухквартирники на ул. Лепешинской, 1, и Трофимова, 20).
Стоимость одной квартиры, как следует все из того же муниципального контракта, – без малого 1 млн. 170 тыс. рублей. То есть целый дом обошелся в 2 млн. 340 тыс. рублей. И что удивительно: согласно документации об аукционе на право заключения муниципального контракта, цена должна была быть на 100 тысяч меньше.
– Цена контракта является твердой и не может изменяться в ходе его исполнения, – сказано в документе.
Отсюда и первый риторический вопрос – как твердая цена могла увеличиться сразу на 100 тысяч рублей? Что за волшебство?
Строились эти дома быстро, поскольку срок контракта был небольшим. После возведения жилье было продано районной администрации, а та в свою очередь по договору найма (на пять лет) передала дома квартирантам.
В общем, схема рабочая. Единственное, что не учли чиновники, – то, что дома окажутся сомнительного качества, и новоселы начнут жаловаться в различные инстанции: Следственный комитет, прокуратуру, службу строительного надзора, министерство образования и даже напишут несколько писем президенту.

дома-сирот

Санузел и кухонную зону подрядчик не посчитал нужным разграничивать.

Все лучшее – детям

дома-сирот_4

Двери в квартирах закрываются так, что видно сквозь щели солнечный свет. Кроме этого, они очень похожи на межкомнатные. Утеплили их обычными досками, оббитыми тканью.

Вспоминая сегодня события трехлетней давности, жильцы рассказывают: заезжать в такое жилье они изначально не хотели. Например, 24-летняя Валентина Тоомсалу (живет в квартире по ул. Лепешинской, 1-1) просила администрацию Каратузского района приобрести жилье не в райцентре, а в соседнем селе. Денег хватало – трехкомнатная квартира (с туалетом в доме) стоила 800 тысяч рублей. Но ей отказали. После она нашла за 1 млн. 200 тыс. (почти столько по документам и было потрачено на строительство ее половины дома) двухкомнатную благоустроенную квартиру уже в самом Каратузе. Причем к квартире еще и прилагалась неплохая мебель. Однако девушке вновь было отказано.

– Пришлось согласиться, а что делать было? – рассказывает Валентина и показывает свои «хоромы»: одна комната, посередине печь, в крайнем левом углу – душевая кабина, тут же – обеденный стол, остальные удобства – во дворе.
Отметим сразу: все дома (адреса мы привели выше), о которых сегодня идет речь, построены по одному образцу: входная дверь (очень похожая по толщине на межкомнатную) сразу выходит на улицу. Крыльцо не теплое. То есть стоит только распахнуть дверь, как дождь или снег влетает внутрь.
У Вали есть шестилетняя дочь. Местная опека во время одного из своих рейдов заявила матери, мол, девочке к первому классу нужна своя комната. В противном случае малышку заберут.
– А где я возьму эту комнату, если весь дом – одна комната? Это нормально? – не понимает Валя. – Знаете, я довозмущалась, и меня начали запугивать. Меня теперь нигде не принимают на работу, даже уборщицей.
Обо всем этом Валентина написала президенту. Как и положено, ее письмо сначала спустили в Красноярск, а потом и в Курагино. Судя по тому, что в ее жизни с тех пор ничего хорошего не произошло, власти не отреагировали.
– У меня у сестры стайка больше и теплее, чем наш дом, – констатирует Валя.

Фундамент рассыпается почти во всех домах.

Фундамент рассыпается почти во всех домах.

Невыносимые условия

Если летом жизнь в «сиротских» домах почти не доставляет неудобств, то зимой все иначе (морозы в том краю гораздо суровее хакасских). В общем, чтобы не примерзнуть к кроватям, которые в свою очередь примерзали к стенам, жильцам приходится топить печи едва ли не сутками, плюс ко всему некоторые включают сразу по два электрокамина.
– У меня подушка лежала в шкафу, так она примерзла, силой выдирала ее оттуда. Отодвинула шкаф – а там слой льда. И это при том, что печки топились без остановки, плита докрасна накалялась, но теплее не становилось, – вспоминает Вера Жабинская (ул. Трофимова, 18-2). – Внизу – холод, вверху – баня. Ближе к весне то ли от перепада температур, то ли печка просто устала работать в режиме нон-стоп, взорвалась печная труба.
дома-сирот_6По словам наших собеседников, трубы рассыпались практически у всех.
– Колосник у нас среди зимы расплавился, – рассказывает соседка Юлия Зяблицева (ул. Трофимова, 20-1) и демонстрирует покосившуюся, всю в трещинах печь.
Похожая картина и в доме у Ольги Аксеновой (ул. Трофимова, 18-1): здесь вообще над топкой зияет огромная дыра, а дверца, того и гляди, выпадет.
Кстати, в квартире у Валентины Тоомсалу на потолке образовалась дыра, через которую видно шифер (на сайте «ШАНСА» можно посмотреть видео).
Еще один серьезный нюанс новеньких избушек (домами язык не поворачивается их назвать) – в полуметре за печкой – стена, обшитая гипсокартоном.
– От температуры она сильно нагревается. Создается впечатление, что, когда строились вышеупомянутые дома, о пожарной безопасности не думали, – твердят в голос жильцы. – На ночь стараемся не топить. Постоянно контролируем печку и стену за ней. Если кто-то куда-то уезжает, соседи присматривают. Если мы друг другу не будем помогать, то тогда вообще неоткуда ждать помощи.
Про то, что так жить опасно, люди не раз рассказывали районной администрации и подрядчикам. Зимой даже звали чиновников в гости, ненадолго – минут хотя бы на 10.
– Мы хотим, чтобы они почувствовали, каково жить в этих домах, чтобы увидели, что маленькие дети ходят в штанах, шерстяных носках и в трех кофтах, – поясняет Юля.
Но, по словам жильцов, никто к ним так и не приехал.
– А про то, чтобы подрядчик устранил недостатки, и говорить не стоит. Нам говорят – ваши дома, вы и ремонтируйте. Но по документам-то дома не наши. Мы сейчас начнем делать, а по истечению договора найма где гарантия, что нас не выселят? – переживают квартиранты.
В общем, уже после первой зимы все без исключения новоселы получили выгнутые дугой стены, промерзшие углы, перемерзшую канализацию, дышащие на ладан печи и стойкий запах то ли сырости, то ли плесени, который даже аромат свежесваренного борща не в состоянии перебить.

Индивидуальный предприниматель Максим Саар, в объяснении следователю курагинского МСО ГСУ СК (копия протокола имеется в распоряжении редакции – «ШАНС»):
– Считаю, что продаваемые мной жилые помещения являются полностью пригодными для проживания, что подтверждает свидетельство о госрегистрации, в котором указано, что оно является жилым. Более того, я сам проживаю в таком же доме, который строил для последующей продажи.

дома-сирот_5

Вердикт экспертизы

От безысходности накануне нового отопительного сезона 2015-2016 года люди обратились к местной инициативной группе. И нужно отдать ее членам должное.
– Мы хотим, чтобы было все по закону, – говорит и ударяет кулаком по столу активистка Анна Гиричева. – Сначала мы не поверили тому, что нам рассказали дети. Взяли такси, приехали и ужаснулись. Мы не понимаем, как можно было государственные деньги потратить на такое жилье? Это же насмешка над сиротами! Они, бедненькие, и так богом обижены, так власть каратузская их еще больше обижает!
Женщины из инициативной группы взялись искать правду: изучили имеющиеся документы и выяснили, что данные дома по документам считаются благоустроенными. На деле же туалет – на улице, а душевые – прямо в комнате, у обеденных столов.
– Но главное, что нас возмущает, – это то, что с самого начала дома строились некачественно. Фундамент в несколько сантиметров (там нет даже полуметра) налит прямо на землю и даже не присыпан землей. Прошло три года, а он уже весь в трещинах, местами даже осыпался, – поясняет Лариса Беляева.
Чтобы доказать местным властям, что дома построены просто отвратительно, они заказали экспертизу одного из домов красноярской компании «Сибэкострой».
– Дальнейшая эксплуатация дома без проведения ремонтно-восстановительных работ, работ по усилению несущих конструкций, работ по приведению элементов здания в состояние, соответствующее сводам правил по строительству и проектированию элементов жилых зданий, невозможна, – говорится в заключении эксперта.

В квартире по ул. Трофимова, 18, в начале лета из дома выпал брус. Подрядчик обещал все исправить, но на момент визита "Шанса" ничего сделано так и не было.

В квартире по ул. Трофимова, 18, в начале лета из дома выпал брус. Подрядчик обещал все исправить, но на момент визита “Шанса” ничего сделано так и не было.

Мутная история

Параллельно инициативная группа написала письмо президенту, а также обратилась в минусинское управление ФСБ.
В июне 2016 года служба безопасности допросила 10 чиновников районной администрации, включая главу района Константина Тюнина и главу администрации Каратузского района (до 2015 года), в настоящее время председателя районного совета депутатов Галину Кулакову.
После этого все документы были переданы в Курагинский межрайонный следственный отдел. Уже через несколько месяцев за работу взялись следователи, которые начали распутывать запутанный клубок и взяли объяснения у всех участников конфликта. Нужно отметить: не все служащие подтвердили то, что за несколько месяцев до этого рассказывали сотруднику федеральной службы.
Взять, к примеру, Галину Кулакову. Смотрите сами: 3 июня 2016 года чиновница рассказала сотруднику ФСБ (копия протокола имеется в редакции):
С целью полной, комплексной и качественной реализации указанной программы (речь о программе по обеспечению лиц из числа детей-сирот – «ШАНС») мной было издано распоряжение №73-р от 09.07.2014 об утверждении комиссии по обследованию жилых помещений, приобретаемых для детей-сирот… По окончанию обследований жилых помещений должен составляться акт обследования для заключения муниципального контракта. В указанном акте должны расписаться все члены комиссии. После чего акты обследования совместно с муниципальным контрактом предоставлялись мне на подпись.
Кстати, найти эти самые акты не могут до сих пор.
– Факт отсутствия актов технического осмотра жилых помещений я объяснить не могу, – призналась Галина Ивановна и добавила, что их – акты – она видела, так как без них не могла бы подписать контракты.
Спустя пять дней все тому же сотруднику ФСБ она открыто заявила, что в ходе реализации вышеупомянутой программы допущены нарушения. Если кратко: после того, как дома были куплены, администрация не создала комиссию для их оценки. В связи с этим актов, на основании которых должны издаваться распоряжения о принятии жилья в муниципальную собственность, составлено не было.
– Указанные нарушения стали возможными по причине неисполнения надлежащим образом моих должностных обязанностей, – призналась Кулакова.
Спустя несколько месяцев, в октябре 2016 года, она дала объяснение курагинскому следователю:
У меня, как у главы администрации района, не было оснований сомневаться, что приобретаемые жилые помещения являются жилыми и пригодными для проживания, так как в кадастровом паспорте указано, что оно жилое.
На реплику следователя, что по адресу: ул. Лепишинской, 1, был выявлен ряд нарушений и вопрос: «Возможно ли при таких недостатках признать дом непригодным для проживания?» – глава администрации отрапортовала:
Дом приобретался уже построенным. На мой взгляд, отмеченные недостатки возникли в процессе эксплуатации дома… Я полагаю, что я надлежащим образом выполняла свои должностные обязанности.
Вы тоже это видите? То есть чиновница сначала призналась, что ненадлежащим образом исполнила свои обязанности, а потом сама же себя похвалила.
Глава района Константин Тюнин и вовсе умыл руки:
Факт отсутствия актов технического осмотра жилых помещений, предназначенных для детей-сирот, я поясню последствием недобросовестного отношения сотрудников администрации Каратузского района, что повлекло потерю указанных актов. Акты технического осмотра всех жилых помещений на территории района, предназначенных для детей-сирот, лично я не видел, – заявил он 3 июня представителю ФСБ.

Дома сиротам были предоставлены в конце 2014 года. Но электросчетчики были установлены лишь в этом году. Люди не понимают, как районная администрация вообще приняла дома без прибора учета? Все это время за электроэнергию они не платили и даже боятся представить, какие счета им в ближайшее время выставят. Заметим: на строящемся доме главы района (на фото) счетчик уже есть.

Дома сиротам были предоставлены в конце 2014 года. Но электросчетчики были установлены лишь в этом году. Люди не понимают, как районная администрация вообще приняла дома без прибора учета?
Все это время за электроэнергию они не платили и даже боятся представить, какие счета им в ближайшее время выставят.
Заметим: на строящемся доме главы района (на фото) счетчик уже есть.

Вы ремонтируйте, ремонтируйте!

– Почему следователи не обратили внимание на полное признание Кулаковой? – не понимает инициативная группа. – Почему не выяснили, куда все-таки пропали документы? А самое главное – были ли они вообще? Почему сейчас дети-сироты должны мучиться в таком жилье?
Кстати, в районной администрации квартирантам дали понять, что исправлять все недоделки они должны сами, на свои же деньги.
И.о. главы района Евгений Тетюхин в декабре на мою жалобу в строительный надзор обозначил перечень работ, относящихся к текущему ремонту: фундаменты (устранение местных деформаций, усиление, восстановление поврежденных участков); стены и фасады (герметизация стыков, заделка и восстановление архитектурных элементов, смена участков обшивки деревянных стен); перекрытия (частичная смена отдельных элементов, заделка швов и трещин, укрепление и окраска) и т. д. Вам не кажется, что это целый капремонт? Проще все заново построить.
Все без исключения квартиранты, с которыми мы поговорили, уверены: их жилье не стоит потраченных денег. А если, возможно, и не стоит, то куда деньги ушли? Независимую оценку пока ни одна из сторон не проводила.
За 30 с лишним квадратов 1 млн. 170 тыс. рублей – это, по нашим подсчетам, очень много. В Каратузе на эту сумму можно приобрести отдельный дом-особняк с ремонтом, четырьмя комнатами, отдельной кочегаркой, ванной, туалетом и даже кое-какой мебелью, – уверена Ольга.
– А у нас даже плинтусов нет. Плитка на потолке — разная, душевые изначально не работали, – добавляет Вера.
Как дальше жить, а самое главное – как пережить грядущие холода, никто из молодых людей не знает.
Даже муж Ольги Аксеновой Евгений, который искренне верит в порядочность строителя и властей (он единственный, кто выступил в их защиту), констатирует: дом садится, стены трещат по швам.
– Смотрите сами: фундамента у дома нет, он стоит на плитах. Если в центре бетона немного подлито, то здесь его нет, – говорит он и открывает подполье. – Пенил щели между плит сам.
Жильцы не исключают: если ситуация не сдвинется с мертвой точки, то к 2019 году эти домишки рассыпятся совсем.
– А вы знаете, чей это дом под серой крышей? – в конце интервью спросили квартиранты с улицы Трофимова и показали на стоящий напротив добротный особняк.
– Нет. Чей?
– Главы района, – ответили нам. – Как специально, напротив нас построил, чтобы мы, наверное, каждый день смотрели и завидовали. Интересно, в какую сумму он обошелся?

Главный специалист земельных и имущественных отношений Оксана Назарова на допросе 8 июня 2016 года рассказала (копия протокола имеется в распоряжении редакции – «ШАНС»):
– Никаких комиссий, созданных для оценки жилых помещений, главой администрации Каратузского района Кулаковой Г.И. не создавалось… Практически во всех электронных аукционах по жилым помещениям, предназначенным для детей-сирот, победителем признавался Саар Максим либо иные лица, близкие к нему. Одним из условий второй части аукционной документации было наличие уже построенного жилого помещения. Вместе с тем, насколько мне известно, жилые помещения еще построены не были, а правоустанавливающие документы, предоставляемые Максимом Сааром, а именно – выписка из ЕГРП, подписывались задним числом.

 

Материал подготовлен журналистами «ШАНСА».

дома-сирот_8

дома-сирот_10

дома-сирот_9

дома-сирот_7

Редакция газеты Редакция газеты Редакция газеты Редакция газеты Редакция газеты Редакция газеты Редакция газеты
Редакция газеты "Шанс"
Рекламно-информационная газета “Шанс” выпускается с 1993 года. Тираж издания – 24 тыс. экземпляров. Выходит еженедельно по четвергам. Продается в розницу. Зона распространения – Абакан, Черногорск, Саяногорск, Минусинск, Шушенское, Абаза, Аскиз, Таштып, Бея, Курагино, а также Краснотуранский, Минусинский и Ермаковский районы. Редакционный блок наполняется текстами различных жанров, рассказывающими о проблемах, событиях и людях Хакасии, а также практически родного Юга Красноярского края, с которым республику связывают прочные экономические и социальные связи.
Показано 3 комментария
Что скажете?
  1. Вы бы на южну 13а заехали и посмотрели. У меня тоже всё как попал. на сроено. Их бы самих пустить в наши дома пожить. Потом бы поняли каково это.

  2. Хотелось бы узнать – понесли хоть какое-то наказание за такой беспредел работники администрации, предприниматели и другие участники воровства у самых обездоленных людей?

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar