Опубликовано: Чт, Фев 9, 2017

«Мы играли в «казаки-разбойники»

террорист

Богдан ГОЛОНКОВ (слева) и Кирилл КРАСАВЧИКОВ.

Террорист и поджигатель рассказал «ШАНСУ», почему все было именно так.

В 2009-2010 годах 17-летний москвич Богдан Голонков с товарищами поджег два опорных пункта полиции, несколько торговых палаток и ресторан. В составе группы, ответственной также за поджог здания ФСБ на Юго-Западе Москвы, Голонков был признан виновным в террористической деятельности и получил 9,5 лет колонии общего режима. Накануне 24-летний Богдан рассказал «ШАНСУ» о своих нынешних взглядах и желании уехать из страны после окончания срока в хакасской ИК-35.

В свете молодежных веяний

В Москву Богдан Голонков приехал в сознательном возрасте: отец нашел в столице работу и перевез из Киева жену с четырьмя детьми. Молодой человек активно занимался туризмом – регулярно выезжал на Оку, ходил в импровизированные походы. Среди новых друзей он получил прозвище «Сапер», как объяснил сам – из-за любви к одноименной компьютерной игре.
Парень записался на бокс, рукопашный бой, много времени проводил, как говорит, «в лесах», где и познакомился с будущими подельниками. При этом Богдан не считался типичным представителем праворадикальной тусовки: на футболе он был только один раз, зато регулярно посещал церковь, учился в воскресной школе, пел в хоре, научился звонить в колокола. Правда, незадолго до присоединения к террористической группе Голонков перестал ходить в храм, о чем сейчас очень сожалеет.

– Я не считаю себя приверженцем праворадикальных взглядов, – говорит Голонков. – Да и как я мог говорить приезжей молодежи, как себя вести, если я сам приехал из Киева? Тем не менее, я совершил ряд противоправных поступков, скажем так, в свете молодежных веяний.

Вместе с тем парень признается, что его раздражало «поведение приезжих» и «бессилие» правоохранительных органов.

Прозаичный конец

Свое первое преступление Богдан совершил 28 декабря 2009 года. Вместе с Кириллом Красавчиковым и Александром Бокаревым они подожгли опорный пункт полиции в подмосковном Лосино-Петровском. За восемь дней до этого, накануне Дня работников органов госбезопасности, группа молодых людей подожгла здание УФСБ на Юго-Западе Москвы. Поджигатели разбили окно на первом этаже и бросили внутрь бутылку с зажигательной смесью. Голонков с Красавчиковым поджигали торговые палатки, принадлежащие выходцам с Кавказа. Также на счету группы поджог Чкаловского ОВД, ресторана «Садко» в Лосино-Петровском и общежития с гастарбайтерами. Все акции снимались на видео и публиковались в интернете. Деятельность группы Голонкова и Красавчикова закончилась довольно прозаично: после поджога очередной палатки их догнали охранники ЧОПа и, разбив носы, задержали. Позже несколько эпизодов, в том числе нападение на здание ФСБ, были объединены в один процесс, получивший название «дело «Автономной боевой террористической организации» («АБТО»).

террористы

«АБТО» и «БТО»

– Это название придумал я, – признался Богдан. – Просто стал искать в интернете название для организации. В итоге наткнулся на «Боевую террористическую организацию». Вроде звучит неплохо, чтобы обозвать… Сама организация («АБТО» – «ШАНС») представляла собой скорее некий кружок по интересам: делали кто что мог. Были «силовики», были те, кто снимает на видео, и так далее. Всеми двигали амбиции.

«Боевая террористическая организация» – группировка неонацистов из Санкт-Петербурга, на счету которой три нападения на людей неславянской внешности, а также шесть убийств, в том числе уничтожение двоих участников группы и расправа над восьмилетней таджикской девочкой. Лидер «БТО» Дмитрий «Кислый» Боровиков был убит при задержании. Костяк «БТО» составили выходцы из организации скинхедов Mad Crowd, они пользовались только «левыми» сотовыми телефонами, редко виделись и, сидя в помещении, не разговаривали вслух, потому что боялись прослушки. Богдан утверждает, что не вдохновился примером Кислого, как пишут СМИ, и изначально избрал другие методы.

– Драться в кавказцами? Драка всегда приводит к поножовщине. В результате наших действий жертв не было, – говорит Голонков.

Всех членов «Автономной боевой террористической организации» (9 парней и одна девушка) судили по 205-й статье – «террористический акт», а также по обвинению в незаконном обороте и изготовлении оружия, возбуждении ненависти и вражды, унижении человеческого достоинства, публичных призывах к экстремистской деятельности. По данным следствия, участниками группировки двигало недовольство политикой государства в области нелегальной миграции. Руководитель группы Иван «Паук» Асташин и его сожительница Ксения «Волчица» Поважная обвинялись также в подготовке теракта на ТЭЦ в Перово. Сначала их отпустили под подписку о невыезде, но после того, как молодые люди скрылись, их поместили под арест. Позже с Поважной сняли обвинение в подготовке взрыва. Асташин был признан виновным еще в подрыве автомобиля «Лексус» в Солнцево. Участники «АБТО» получили тюремные сроки от трех лет условно до 13 лет в колонии строгого режима.

А ВЫ ОБ ЭТОМ ЗНАЛИ?

11 декабря 2013 президиум Верховного суда смягчил наказание Ивану Асташину и Богдану Голонкову, участникам «Автономной боевой террористической организации» (АБТО), которые были осуждены в 2012 году за серию поджогов. Президиум ВС снял обоим ограничение свободы после отбытия наказания, а Ивану Асташину снизил срок заключения с 12,5 лет до 9 лет и девяти месяцев в колонии строгого режима.
По делу АБТО проходили 10 человек – Иван Асташин (Паук), Богдан Голонков (Сапер), Александр Бокарев (Пушкин), Кирилл Красавчиков, Максим Иванов, Андрей Мархай, Игорь Зайцев, Ярослав Рудный, Григорий Лебедев и Ксения Поважная (Волчица). Ко времени задержания им было от 16 до 22 лет, все они, кроме Григория Лебедева, учились в вузах и колледжах. Лебедев учился в школе, и 11-й класс он заканчивал в СИЗО.

«Мать относится с юмором, иначе – тяжело»

Богдан Голонков получил 9,5 лет. Срок он отбывает в хакасской ИК-35. Теперь Голонков – 24-летний мужчина, в колонии регулярно посещает храм, выписывает «Российскую газету» и «New Times», готовится к ЕГЭ, поскольку на свободе его не сдавал.

– Люди меняются, – говорит Богдан. – Многое теперь осуждаю и считаю глупым. Тогда я многого не понимал, 17 лет, гормоны играли, тяжело было остепениться. Родители говорили: «Богдан, приди в себя». Но мне казалось, что мне виднее. Для нас это была скорее игра, что-то вроде «казаки-разбойники». Мы хотели таким образом самоутвердиться, показать себя. Мы не афишировали свои действия, но и не прятались, не «шифровались», ролики заливали в интернет.

Дома Богдана ждет семья, с которой иногда удается пообщаться по скайпу либо отослать видеообращение.

– Все, кто меня знал, были в шоке, что так получилось. Да и сам я, когда поджигал палатки, не мог представить, что получу почти 10 лет. Мать ко всему этому относится с юмором, потому что иначе было бы слишком тяжело. Вообще, могу даже дать совет родителям: если хотите, чтобы с вашим ребенком не произошло того, что со мной, хотя бы иногда обращайте внимание на компьютер сына или дочери. Нужно знать, чем он там занимается, с кем общается, что слушает, иначе последствия могут быть печальными.

В Киев, на Родину

Голонков говорит, что после освобождения первым делом хочет побыть один, ведь в колонии у него нет такой возможности – везде охрана и камеры. Что касается планов на дальнейшую жизнь, то здесь у Богдана два варианта: вернуться к семье в Москву либо вообще уехать из страны.

– Сейчас я жалею, что не смогу пойти в армию и поступить на государственную службу. В армию сходить я бы хотел. Я многое упустил, потерял. С другой стороны, неизвестно, что бы со мной было. Меня вовремя посадили, при этом, несмотря на то, что меня изолировали от общества, я имею возможность продолжать обучение. После освобождения у меня два пути: остаться в России или уехать на Родину, в Киев. В России я судим за терроризм и внесен в реестр Росфинмониторинга. Это означает, что после освобождения я не имею право получить официально больше 10 тысяч рублей, не могу завести банковскую карту, осуществлять внешние переводы. То есть я не смогу нормально жить, путешествовать и так далее. А на Украине я вообще не буду считаться судимым. Конечно, мне очень тяжело будет оставить семью, отказаться от родных. Но 10 тысяч – это не жизнь, а на Украине перспектив больше, поэтому я выбираю Киев.

Богдан признает, что боролся с проблемами не так, как следовало. Поджоги не могли решить проблему нелегальной миграции, впрочем, как и любую другую проблему. Голонков рад тому, что за последние несколько лет государству удалось снизить градус межнациональной напряженности и с помощью законодательства во многом решить проблему нелегальной иммиграции.

– В Москве уже нет скинхедов? Отлично! В любом случае, мой пример показывает, что молодым людям не стоит заниматься тем, чем занимался я. Лично я, если буду наблюдать какие-то проблемы, попробую решать их легальными методами: с помощью активной общественной деятельности.

Игорь ЧИГАРСКИХ on FacebookИгорь ЧИГАРСКИХ on FlickrИгорь ЧИГАРСКИХ on InstagramИгорь ЧИГАРСКИХ on Vimeo
Игорь ЧИГАРСКИХ
Журналист. Окончил исторический факультет КГПУ им. Астафьева.
Работал на радио и ТВ, в «Шансе» - с 2011 года.
Пишу про политику и спорт.
Показано 1 комментарий
Что скажете?
  1. Жаль что мы поздно что-то сознаем.. Я Богдана знаю и могу сказать что он очень добрый и хороший..надеюсь у него в жизни всё будет отлично. А Киев – хороший выбор..

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar