Опубликовано: Чт, Мар 29, 2018

«Никогда не скажут, что мы отступили»

ОМОН (6)

Командир хакасского ОМОН накануне 25-летия подразделения рассказал, каково иметь такую работу.

Многие наверняка помнят, как в конце 80-х в СССР социальное недовольство достигло своего пика. Толпы людей выходили на улицы с требованием лучшей жизни. В те же годы словосочетание «организованная преступность» стало употребляться все чаще. Традиционные подразделения милиции не в состоянии были навести порядок в стране, которая разваливалась «на глазах». Именно для этих целей в конце 1988 года были созданы первые отряды милиции особого назначения.
В Хакасии подразделение ОМОН появилось лишь спустя пять лет – весной 1993 года.

Появление не из чего

Отбор первых бойцов был жестким: из 900 кандидатов выбрали 103. Кто-то из них служил в десантных войсках, кто-то – в морской пехоте, кто-то – в пограничных, кто-то – в спецназе. В число счастливчиков попали и обычные деревенские парни, сильные и выносливые от природы.
Официально к службе новобранцы приступили 1 апреля 1993 года. Этот день и принято считать днем рождения хакасского ОМОН.
Командовать новым подразделением предложено было подполковнику Александру Чистотину (занимал должность с 1993 по 1999 годы, сегодня – уполномоченный по правам человека). Задача перед ним стояла непростая: у созданной структуры не было ни помещений, ни техники, ни вооружения. Ютиться приходилось в маленьком кабинете, располагавшемся в спортзале МВД. Чуть позже отряду выделят здание (правда, без окон, без дверей) бывшей спецкомендатуры в поселке Молодежный. Ремонт и постройка технических боксов растянутся на несколько месяцев. Но, несмотря на явные неудобства, «бить баклуши» бойцам не пришлось. Первое серьезное «боевое крещение» отряд получил уже зимой в Аскизском районе во время задержания вооруженного преступника, который застрелил нескольких человек и сотрудника милиции.

ОМОН (10)

«Мог разбить одним ударом стекло «Мерседеса»

В конце 1994 года на Северном Кавказе развернулись боевые действия.
– То, что Чечня не обойдет нас стороной, понимали все, – вспоминает полковник полиции, командир отряда (один из первых трудоустроенных бойцов) Андрей Третьяков.
К февралю 1995 года в хакасский ОМОН поступило оружие, которого так не хватало: АК-74, подствольные гранатометы, пулеметы и т.д. Боевой подготовкой личного состава занялись офицеры 300-го гвардейского парашютно-десантного полка ВДВ, дислоцирующегося в Абакане под руководством Алексея Лебедя.
– К началу первой командировки (9 мая 1995 года) мы уже знали, что каждый – личность уникальная. Кто-то мог одной рукой выжать 80 кг над головой; кто-то мог подтягиваться на турнике, пока не остановишь. Среди нас были боксеры, альпинисты, пловцы, подводники, рукопашники, снайперы, сапер, кинолог со знанием азербайджанского языка. У одного бойца была феноменальная память на номера и приметы; другой профессионально метал ножи. Был боец, который мог одним ударом кулака разбить стекло 600-го «Мерседеса», другой мог через боковое стекло «выдернуть» водителя из-за руля. Особыми профессионалами были и водители. В 20-градусный мороз они «на коленке» могли разобрать и собрать двигатель, – рассказывает Третьяков (далее также его прямая речь).
В первую командировку хакасских бойцов набирали исключительно в добровольном порядке. Во вторую поехали те, кто не был в предыдущей. Такого графика придерживаются до сих пор.

ОМОН_учения_4

«Малыш», «Дед», «Барин» и «Бешеный»

Третьяков АА Хакасия ОМОНУ каждого бойца в подразделении есть свой позывной. Он нужен для того, чтобы было удобнее общаться в радиоэфире. Придумывать первые пришлось по дороге на Кавказ в 1995 году.
– У меня был и остается до сих пор «ЗамОк». У других: «Грозный», «Капилан», «Лось», «Барин», «Главный», «Бешеный», «Железный», «Белый», «Шустрый», «Малыш», «Водяной», «Снег», «Старый», «Дед», «Кот», «Хитрый», «Шмель», «Колун», «Дизель», «Десант» и др.
Позывные сугубо индивидуальны. Командир отмечает: за всю историю отряда никогда не было повторяющихся.
– В первую командировку мы не ходили в атаку и на штурмы. До нас это сделали вооруженные силы в лице 18-летних пацанов. Конечно, были огневые контакты с боевиками, которые осели в городе на легальном положении и скрывались под маской местных жителей, а по ночам обстреливали блокпосты федеральных сил. Однажды совместно с коллегами из Амурской области мы проводили «зачистку» пригорода. У них была собака – смесь овчарки с волком, натасканная на взрывчатку и оружие. Когда спецоперация закончилась, мы отправились в заброшенный сад поесть черешни, а собаку привязали к «Уралу». Когда вернулись,увидели, что животное пыталось «подтащить» машину к гаражу, стоявшему в метрах двадцати. Отвязали собаку, и она сразу кинулась туда и, как ее учили, указала на наличие взрывчатки. И действительно, там находился целый арсенал.
Историй у Третьякова сотни: и про то, как в первую же ночь попали в центр обстрела; как задерживали чеченскую девушку-снайпера; как «вычисляли» боевиков; как выбирались из переделок, их которых, казалось, выхода не было.
– Когда первая командировка закончилась, за нами пришла колонна из «Уралов». Водители, когда закрывали борта, удивленно спросили, почему мы к автомобилю не привязываем сзади веники. На наш вопрос: «А зачем?» – они ответили, чтобы свои следы замести и больше сюда никогда не возвращаться. Конечно, мы их послушали и сделали это, наивно полагая, что так оно и будет.
О том, что впереди будет не один и даже не два десятка командировок – бойцы старались не думать.

ОМОН_учения

«Опытного сапера подвела погода»

Первые потери хакасское подразделение понесло 12 ноября 1995 года во время третьей командировки в Чечню.
– Из-за наступившей зимы окопы блокпоста были непригодны для проживания. Из бетонных блоков сделали что-то типа домика. Были вынуждены отапливаться железнодорожными шпалами, покрытыми вредным веществом. Постоянно ходили закопченные, были видны только белки глаз да зубы. В тот день при проведении обязательной ежедневной инженерной разведки в своей зоне ответственности погибли Николай Доможаков – старший инженер-сапер, и сержант милиции Дмитрий Инкин – боец, который должен был прикрывать его. Опытного сапера подвела погода. Выпал снег, который скрыл все следы. Николай не раз уже проходил этот маршрут, и от его наметанного взгляда никогда ничего нельзя было скрыть. После подрыва Дмитрий скончался сразу. Николай, пока был жив, очень переживал, постоянно бранил себя, ведь у коллеги остались жена и маленький сын.
Через несколько месяцев, 17 августа 1996 года, у дома правительства в Грозном от пули снайпера погиб младший сержант милиции Алексей Баженов.
– За 25 лет при исполнении служебного долга погибло пять сотрудников, травмы различной степени тяжести получили 24 бойца.

ОМОН_учения_2

Неравный бой

Чечня – Ингушетия – Чечня – Дагестан. В послужном списке хакасского подразделения около двух десятков населенных пунктов. Однако сильнее всех в памяти Третьякова осели фатальные события летней командировки 2001 года.
– Когда нас забросили в населенный пункт Курчалой, у меня сразу же было какое-то нехорошее предчувствие. Все население относилось к нам крайне враждебно. Постоянно вели наблюдение за нашими передвижениями. Такого за все командировки не было.
Однажды командир отряда Петр Гусев (руководил ОМОН с 2000 по 2006 годы) поручил Третьякову произвести замену личного состава на выездном блокпосту.
– За поселком перед местом, на котором подорвался уже не один отряд, принял решение спешиться и пройти участок пешком, прикрывая работу саперов.
Но ничего подозрительного они не обнаружили.
– В обратный путь выдвинулись минут через 15. Я был в кабине и приказал водителю максимально приблизиться к впереди идущему «Камазу» с дагестанскими номерами. Думал, что нас не посмеют подорвать вместе с гражданскими. Поднимаясь в затяжной подъем, шофер, подбирая нужную передачу, допустил снижение хода. В момент, когда я повернулся к нему, чтобы сделать замечание, произошел подрыв.
Позже выяснится: в том месте бойцов поджидали не один день. Для этой цели на глубину двух метров был уложен фугас, обложенный бутылками с бензином. После того, как хакасские бойцы обследовали участок и уехали, боевики подсоединили к проводам радиостанцию для осуществления подрыва.
– Взрыв пришелся точно под машиной сразу же за кабиной, и поэтому бронированную капсулу, в которой был личный состав, сорвало с рамы и покорежило как консервную банку. После того, как пришел в сознание, я покинул кабину, отбежал в промоину около дороги. В метрах 20 был водитель «Камаза», за которым мы ехали. Я подозвал его. Когда он подполз, попросил осмотреть мой левый глаз, который не видел. Не дождавшись вразумительного ответа, попросил его указать направление и ориентиры, откуда по нам ведут огонь. Стреляли с обеих сторон от дороги. Я доложил на базу и открыл ответный огонь, ориентируя остальных бойцов, которые могли держать оружие. Некоторые сотрудники, которые до этого момента были без сознания, начали постепенно приходить в себя, вставать на ноги, ходить, ничего не осознавая. Мне с Евгением Мацюрой приходилось подбегать к ним и ронять на землю, прикрывая от пуль.
Бой длился около часа. С глазом у Третьякова оказалось все в порядке, он просто слипся от засохшей крови, бежавшей из пробитого лба. Тогда кто-то обратил внимание на радиостанцию, висевшую у него на груди. Она оказалась простреленной (этот артефакт хранится в музее МВД по РХ).
– В том бою 11 сотрудников получили ранения различной степени тяжести и контузии. Погибли старший сержант милиции Николай Симоненко и сержант милиции Руслан Куценко. В последующих командировках, встречаясь с коллегами из других ведомств, мне удалось установить, что все участники той банды, включая главаря, ликвидированы. У них в специальном тайнике даже нашли видеозапись (таким образом они отчитывались перед своими спонсорами). Я сам лично смотрел ее. Узнал, что двоих нам удалось уложить, нескольких мы ранили.

Кто есть кто

Командир констатирует: заглядывать в лицо смерти хакасским ОМОНовцам приходилось не раз.
– Взять хотя бы подрыв смертника на заминированной машине. Есть интересные задержания. Но с учетом особенностей и изменившейся тактики проведения специальных операций сейчас еще рано об этом рассказывать, – признается Андрей Александрович. – В отряде нет и не может быть случайных людей. Обстановка и условия службы таковы, что они сразу показывают, кто есть кто. Я с уверенностью могут сказать и даже подписаться под тем, что про хакасский ОМОН никогда не скажут, что они отступили или струсили или, не дай бог, кого-то предали.

P.S.: Андрей Третьяков:
«Пользуясь случаем, поздравляю всех с 25-летием. Совершенствуйтесь, растите дальше, оправдывайте высокое звание сотрудника спецподразделения войск нацгвардии России».

Ирина НИЧКОВА on EmailИрина НИЧКОВА on FacebookИрина НИЧКОВА on FlickrИрина НИЧКОВА on InstagramИрина НИЧКОВА on VimeoИрина НИЧКОВА on Youtube
Ирина НИЧКОВА
Окончила ХГУ им. Н.Ф. Катанова по специальности «Журналистика»; в «ШАНСЕ» - с февраля 2011 года;
«Конек» - общественно-значимые темы.

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar