Опубликовано: Чт, Фев 15, 2018

Павел Амнуэль. Цена идеи (продолжение)

футур_16

Начало.
Продолжение 1.
Продолжение 2.

Вниманию читателей предлагается большая статья известного писателя и ученого, живущего в Израиле. Статья о прогнозах, о приемах курса Развития Творческого Воображения (РТВ), о том, как можно оценивать и развивать фантастические идеи.

Вернемся к рассказу Д. Киза «Цветы для Элджернона», оцененному в три балла по критерию «человековедческая ценность». Но по критерию художественности идея выше, чем на два балла, не тянет. По сути, единственная художественная особенность, найденная автором: язык. Герой рассказа – сначала идиот, потом гений, потом снова идиот, и это отражается на языке: сначала косном, даже без знаков препинания, потом высоконаучном, а в финале опять косном до невозможности… Хорошая авторская находка, но – одна. Два балла.
Три балла можно поставить идее, на воплощении которой лежит явная печать личности автора. Своеобразный язык, оригинальный сюжет, какая-то другая художественная придумка. Не так много в фантастике авторов, которых узнаешь по стилю. В. Шефнер, например: «Запоздалый стрелок», «Скромный гений»… Идеи этих повестей за новизну получат полтора-два балла, да и за убедительность не выше. Но произведения В. Шефнера – настоящая литература.
Если В. Шефнер – это тройка по художественному уровню, то кому можно поставить высший балл: четыре? Пожалуй, только А. Грину – его «Алым парусам», «Золотой цепи»… А из западных авторов? Р. Брэдбери, которого не спутаешь ни с кем, или К. Воннегуту.
Очень немного в фантастике идей, которым за художественность воплощения можно поставить три или четыре балла. Попробуйте вспомнить авторов-фантастов, чьи произведения достойны высшей художественной оценки.

* * *
– Не нравится мне «Война миров», – сказал знакомый любитель фантастики. – Я понимаю, что по шкале «Фантазия-2» должен поставить этому роману высокий балл. Идея была новой, верно? И очень даже по тому времени убедительной. И написано хорошо, не спорю. Но… не нравится. Я этот роман еле дочитал и перечитывать не собираюсь, не заставляй.
Я и не собирался заставлять. Я лишь кивнул и сказал:
– Шкала «Фантазия-2» твой случай предусматривает. Я говорил о пяти критериях оценки. Первые четыре: новизна, убедительность, человековедческая и художественная ценность. Но разве можно, оценивая литературное произведение, обойтись без субъективного взгляда на вещи? Для этого шкала вводит пятый критерий: субъективная оценка. От 1 до 4. Просто от души. Новая идея, убедительная, художественная, но… не нравится. Вот и ставь по пятому критерию единицу, отведи душу.
И наоборот. Идея может быть не новой, изложена плохо, но чем-то она взяла, не оторваться. Ставь двойку по своему субъективному критерию. Без объяснений причины.
Правда, чтобы не было полного волюнтаризма, даже при субъективной оценке нужно все же соблюдать кое-какие правила. Если идея не понравилась абсолютно – субъективная оценка: 1. А четверка – когда идея произвела не просто большое впечатление, но неизгладимое. Можно даже сказать – жизнь перевернула. В остальных случаях – два или три балла.
Скажу о себе. «Туманность Андромеды» И. Ефремова всегда была у меня на одном из первых мест. Став взрослым, я понял, что роман написан не ахти как, люди там ходульны (по человековедению и художественному воплощению не выше двойки). Но моя субъективная оценка так и осталась высокой, тут ничего не поделаешь и не докажешь…
И это справедливо – при любых оценках должна существовать некая отдушина…
Сведем все пять критериев воедино. Ведь идею нужно оценить каким-то общим баллом, а не пятью разными. Перемножьте все пять оценок и получите число, которое позволит отнести фантастическую идею к тому или иному классу
Самый низкий класс – естественно, первый: по всем пяти критериям идея получает единицы. Произведение пяти единиц – единица. Таких идей в фантастике сколько угодно. К сожалению.
Самый высокий класс – когда по всем пяти критериям идея получит 4 балла. Перемножьте, и получите 1024. Если идей класса 1 в фантастике, к сожалению, слишком много, то идей, оцениваемых баллом выше 1000, к сожалению, слишком мало. На мой взгляд, их нет вовсе. Нет пока в фантастике идеи или произведения, которому по всем критериям можно было бы поставить балл 4. Весь арсенал идей НФ сосредоточен между двумя классами – высшим и низшим. В шкале «Фантазия-2» идеи разделены на 20 классов. Идея высшего, 20 класса – выше 1000 баллов.
Даже отмеченная печатью гениальности «Машина времени» Г. Уэллса – произведение 16 класса. Самые лучшие произведения братьев Стругацких – не выше 15 класса…

КОЗНИ ХРОНОКЛАЗМА

Шкала «Фантазия-2» придумана была не только для утилитарных оценочных целей. Настоящая цель куда интереснее. Обсудим пример. Идея Машины времени должна была быть в конце XIX века оценена по новизне высшим баллом. А убедительность этой идеи и тогда была под сомнением, а в наши дни – подавно. Кого из читателей нынче убедят деревянные ручки и металлические рычажки, торчащие из подлокотников обычного кресла?
Все течет, все изменяется, и в первой половине ХХ века писателям-фантастам стало ясно, что идею Машины времени можно улучшить. Замечательная фантазия была у Герберта Уэллса, но можно придумать лучше! Вот это – можно придумать лучше! – и есть настоящая цель шкалы «Фантазия-2».
Если вы поставили идее какого-то рассказа единицу за убедительность, что из этого следует? Во-первых: автор оказался не на высоте. Но, во-вторых, теперь вы, зная шкалу и приемы фантазирования, можете улучшить идею.
Вернемся к Машине времени. Можно ли улучшить эту идею? Придумать нечто более новое? Более убедительное? Безусловно. В пятидесятых годах прошлого века это сделал соотечественник Уэллса Джон Уиндем. Он написал небольшой рассказ «Хроноклазм».
Что выглядит не очень убедительным в «Машине времени»? Путешественник рассказал приятелям о будущем Земли, о морлоках и элоях, и что? Никто из них даже не подумал о том, что эти новые знания можно использовать практически. А потом сам Путешественник отправился в прошлое, не подумав, что может там, к примеру, нечаянно убить собственную бабушку и – что тогда?
Герои Уиндема этих вопросов тоже не задают. Вопросы задает автор и сам на них отвечает. Героиня отправляется в прошлое, совершает поступок, который влияет на будущее, в результате чего она не может отправиться в прошлое, но… но ведь она в прошлое отправилась! Или нет? Герой рассказа уверен, что да. А на самом деле?
Уиндем придумал термин «хроноклазм» для парадоксов, которые могут возникнуть при путешествиях во времени. По новизне идея этого рассказа, безусловно, заслуживала четверки – высшего балла. Да и по убедительности Уиндем опередил «Машину времени». Разрешения парадокса времени – хроноклазма – никто не придумал до сих пор! Более того, из фантастики обсуждение «парадокса бабушки» перекочевало в научную литературу. Сейчас именно невозможность разрешить простым логическим путем этот парадокс служит основным аргументом ученых, когда они говорят, что передвигаться по времени невозможно в принципе. Действительно, если путешествия во времени возможны, то в будущем кто-нибудь построит машину времени, отправится в прошлое – к нам, например, и…
Кто-нибудь встречал путешественников из будущего? В здравом уме и твердой памяти – вряд ли. Значит, идея хроноклазма настолько убедительна, что улучшать ее по этому критерию сейчас невозможно.
А как с человековедческой и художественной ценностью? Рассказ интересен, но это не литературный шедевр. Два, максимум два с половиной балла. Можно было написать и лучше.
Продолжение следует.

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar