Опубликовано: Чт, Ноя 9, 2017

Тучи разведу руками

футур_11

Что творится с погодой?

Фантасты много писали об управлении климатом. Кое-кто считает, что в секретных лабораториях уже сейчас можно реально существенно влиять на погоду чуть ли не в планетарных масштабах. Что такое глобальное потепление – большой фейк или реалии века? Почему природные катаклизмы приносят все больше разрушений и жертв?
Чего следует ожидать в этой области?

На эту тему размышляют наши эксперты – писатели и знатоки фантастики:

Алексей Евтушенко, писатель, поэт и художник-карикатурист (Москва):

Александр Евтушенко– Если не растекаться особо мыслию по древу, то управление климатом еще очень долго останется мечтой человечества.
По одной простой причине. Чтобы чем-то управлять, нужно обладать соответствующими энергетическими ресурсами. Суммарная энергия Земли, формирующая климат, на сегодняшний день настолько больше суммарной энергии, производимой человечеством, что о каком бы то ни было управлении смешно говорить. Возможно, в далеком будущем. А пока можно только приспосабливаться к тому климату, который есть. Включая глобальное потепление, которое, разумеется, не фейк (льды-то тают), но и не так страшно, как нам его пытаются преподнести. Что же касается разрушений и жертв, то я не уверен, что их стало больше в процентном отношении. Грубо говоря, их больше, потому что на Земле стало больше людей и сооружений.

Виктор Вагнер, программист, писатель и публицист (Москва):

– Я полагаю, что человеку свойственен грех гордыни. А современные люди, измученные телевизором, просто не представляют себе, насколько огромна Земля, насколько большие энергии задействованы в климатических процессах. Поэтому роль человеческой деятельности как намеренной, так и не намеренной сильно преувеличена.
Человечество может, конечно, влиять на климат. Уже десятки тысяч лет может. Локально, регионально – здесь перевыпасом превратить цветущую саванну в пустыню, тут вырубить лес и вызвать заболачивание, там построить плотину и создать водохранилище, аккумулирующее тепло.
Виктор ВагнерНо такие проекты занимают десятилетия, и в секрете их не удержать – слишком на огромные территории надо воздействовать.
Глобальное потепление – реальность. Вообще-то человечество уже пережило десятки подобных глобальных потеплений, и несколько более сильных. На протяжении существования людей, владеющих огнем и умеющих делать инструменты, случилось минимум четыре плейстоценовых оледенения, за каждым из которых следовало глобальное потепление (межледниковье).
Природные катаклизмы приносят все больше разрушений потому, что человечество стало богаче и построило больше того, что можно разрушить. Что касается жертв, то еще сто-двести лет назад банальные неурожаи, случавшиеся раз в десятилетие, уносили больше жертв, чем нынешние катастрофы. Просто их никто не показывал по телевизору.
В общем, почувствовав ветер перемен, надо строить не защитную стенку, а ветряную мельницу. Готовиться к смене сельскохозяйственных культур, продумывать, как будем осваивать бывшие зоны рискованного земледелия, риск в которых снизится. А старинные портовые города, которые затопит в результате таяния гренландских и антарктических ледников, конечно, жалко. Но что делать – освободится ото льда земли все равно больше.

Александр Лукашин, критик, библиограф, исследователь фантастики (Пермь):

– Чтобы управлять климатом, надо его знать. Причем не на нашем сегодняшнем уровне, а досконально. А климат – вещь сложная. Здесь и Солнце, и Луна с приливами, меняющийся состав атмосферы, рельеф, растительность… И все это завязано друг на друга, где прямыми, а где и обратными связями. Толком мы Александр Лукашиннаблюдаем климат лет 200. Остальное – реконструкции. Я очень сомневаюсь, что люди так влияют на климат, как расписывают нам сторонники потепления. Тысячу лет назад никакого особенного влияния людей не было, – а потепление было. Нет, глобальное потепление – наблюдаемый факт. Но как мы можем на него влиять – очень большой вопрос. Отсюда и невозможность климатического оружия. Как и биологическое – оно способно ударить по другу сильнее, чем по врагу. И предсказать его действие пока невозможно, даже если такое оружие и есть. А жертв и разрушений становится больше и будет становиться все больше по очень простой причине – людей на земле становится все больше. И все большая их часть живет в городах, где какому-нибудь урагану устроить множество жертв и разрушений гораздо легче, чем пройдясь по сотне прижавшихся к земле деревень.
Так что вопрос о климате сводится к одному – его следует изучать, на научные исследования климата надо тратить гораздо больше, чем сейчас. Может быть, тогда дело и до климатического оружия дойдет. Хотя сильно сомневаюсь. Уж больно мал наш голубой шарик… И Венера рядом – как напоминание.
В таком аксепте.

Мария Галина, писатель, поэт, критик (Москва):

– Я не думаю, что нынешние катаклизмы приносят больше разрушений и жертв, чем в прошлые века или эпохи, просто благодаря средствам массовой информации мы о них быстрее узнаем. Конечно, сейчас добавляется техногенная угроза (как в случае с той же Фукусимой), но по сравнению, скажем, с извержением вулкана Кракатау в 1883 году, когда было полностью разрушено 165 городов и поселений, она смотрится не столь внушительно (в Чернобыльской зоне, как мы знаем, сейчас своего рода заповедник, куда вернулись рыси и благородные олени, то есть самый страшный катаклизм – это присутствие человека как такового). ГалинаОднако природные катаклизмы сейчас все еще сильнее и страшнее того, что может сделать в этом смысле человек в планетарном масштабе (если мы выведем за скобки ядерную зиму). Как раз наоборот в оптимуме мы входим в ту стадию развития цивилизации, когда сумеем предсказать или как-то смягчать катастрофы (вовремя эвакуировать население, наладить снабжение в пораженных регионах и т.п.). Что до глобального потепления, то тут я в некотором затруднении, поскольку не специалист, но в начале I тысячелетия н.э. в Британии обильно росли виноградники, а затем климат начал стремительно ухудшаться, начался малый ледниковый период, что явилось одной из причин того, что Рим вывел оттуда свои легионы, и вплоть до 18-го века в Голландии замерзали каналы (кто помнит такую милую детскую книжку «Серебряные коньки»?). Вот это, с моей точки зрения, и была аномалия, а возвращение к более теплому климату – скорее, приближение к норме, к тому же опять же все, что выбрасывает в атмосферу человек благодаря своей деятельности, несопоставимо с природными процессами, и когда случился климатгейт, это меня не очень удивило, честно говоря. В общем, до сих пор звучат довольного пессимистические заявления касательно того, что, мол, мы вычерпали свой лимит и живем в долг, но в истории Земли глобальная экосистема несколько раз претерпевала очень резкие изменения, ну и ничего… Земля – система с огромным запасом резистентности. Хотя, конечно, существование самого человечества в каких-то случаях может оказаться под угрозой, как множества других видов до него.

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar