Опубликовано: Чт, Май 25, 2017

Виртуальная жизнь: можно ли там жить?

виртуальная жизнь

Виртуальную реальность чаще всего связывают лишь с развлечениями. Игры – дело хорошее, кто бы спорил, но неужели это направление информационных технологий не может пригодиться для большего?
Возможно ли более широкое применение иллюзорной действительности?

На эту тему размышляют наши эксперты – писатели и знатоки фантастики:

Виктор Вагнер, программист, писатель и публицист (Москва)

Виктор Вагнер

– Конечно, возможно. Сейчас большая часть деловой активности представляет собой встречи и совещания людей. Для этого людям приходится оставлять свои рабочие места, ехать через весь город, через пробки, или лететь на другой континент. Но, в принципе, технология уже почти созрела для того, чтобы проводить все совещания дистанционно. Нужно только совместить две, пока еще существующих отдельно, технологии – виртуальные миры вроде Second Life и видеосвязь. То есть сделать так, чтобы по крайней мере лицо аватара в виртуальном мире имело то же выражение, что лицо человека, этим аватаром управляющего. Наработки на эту тему уже есть, и, скорее всего, в ближайшее время кто-нибудь такую технологию реализует.
Потом понадобится еще способ естественно и удобно управлять движениями аватара, чтобы можно было показывать рукой на виртуальные плакаты и делать прочие жесты. Но, скорее всего, это удастся сделать даже без технологий полномасштабного управления жестами вроде Kinest. В конце концов, управлять жестами аватара, сидя в кресле за клавиатурой, не должно быть сильно сложнее, чем перетаскивать объекты на экране, пользуясь мышью, лежащей на столе. А к этому мы привыкли очень быстро.

Александр Бачило, писатель, сценарист (Москва)

бачило– В Японии уже сейчас бьют тревогу – люди уходят в виртуальность, полностью теряют связи с внешним миром, не выходят из дома, не встают с кресла, не снимают шлема ложной реальности. И это не только ради игр. Виртуальность часто бывает гораздо более привлекательной именно как среда обитания. Там красивая природа, добрые обитатели, все тебя любят, уважают, а главное – все, что покажется тебе некомфортным, можно перенастроить. Броди цветущими полями, взлетай в горние выси, встречай прекрасных, умных, сильных, которые, однако, отнесутся к тебе с тем уважением и вниманием, которого тебе самому захочется…
И это проблема. Потому что живем-то мы в реальности. А что такое реальность? Это, в общем, тоже виртуальность, но у нас нет прав администратора для того, чтобы менять ее настройки. А потому мы обязаны добывать и употреблять пищу, воду, воздух, тепло, жилище, социальный статус и др., и пр., иначе этот Томагочи, которого мы отождествляем с собой, загнется в страшных муках.
Прекрасная виртуальность – это надстройка над суровой реальностью. Она может существовать, только когда основные проблемы реальности решены, то есть когда у тебя есть пища, вода, воздух, одежда и жилище с компьютером. Если общество обеспечивает все это своим гражданам… то оно, скорее всего, вымрет из-за повального бегства граждан в виртуальность. Если же в стране война, разруха и голод, то виртуальности никакой не будет, но общество все равно вымрет – от взрывов, грабежей и стихий. Таким образом, мы приближаемся к ответу на извечный вопрос: почему мы одиноки во Вселенной? Да потому, что в любой достаточно развитой цивилизации появляется либо мощное оружие, либо прекрасная виртуальность. Ни то, ни другое несовместимо с реальностью, в которой мы пока пребываем. Осталось недолго.

Алексей Левин, научный обозреватель (Вашингтон)

levin– Для начала напомню, что термин «виртуальная реальность» имеет вполне почтенную историю. Его без малого 80 лет назад придумал известный французский театральный деятель и поэт Антуан Арто, который имел в виду квазиреальность театральных подмостков. Сегодня мы понимаем под виртуальной реальностью замещение (в идеале, полное и тотальное, но пока лишь частичное) всех сенсорных сигналов «навязанными» информационными потоками, приходящими от аппаратных сред, которые создают у реципиента ощущение погруженности в компьютерную имитацию внешней действительности.
Теперь о применении. Уже сейчас системы искусственной реальности используют отнюдь не в одних развлекательных целях. Они работают в различных тренажерах (авиация, космос, управление сложными техническими устройствами, обучение вождению автомобиля), в медицине (например, как средство частичной нейтрализации боли и иных раздражителей), в симулировании хирургических операций. Вне всякого сомнения, все эти области и многие другие будут расширяться. Однако для перехода на качественно иной уровень можно ожидать создания устройств двусторонней связи с человеческим мозгом, посредством которых образами виртуальной реальности можно будет управлять просто «силой мысли». Боюсь, что тогда увлечение виртуальной реальностью может стать много опасней страсти к наркотикам и галлюциногенам. Но это уже совсем другая история.
Мила, жена Алексея:
– А я думаю, что виртуальная реальность может превратиться в превосходный инструмент изучения человеческой психики. И воспользоваться этим инструментом смогут и педагоги, и врачи, и даже криминалисты.

Геннадий Прашкевич, писатель, поэт, переводчик, литературовед (Новосибирск)

Прашкевич– «Виртуальную реальность чаще всего связывают лишь с развлечениями».
Увы, у многих людей (наверное, у большинства) озера, моря, вообще мировой океан тоже связывается, прежде всего, с отдыхом. Черное море, Средиземное, Красное, Атлантика, Тихий, прочая – все невероятно. Черные титаномагнетитовые пляжи Курил, белые пемзовые – Китая, берега Аравийского моря, бухты юго-восточной Азии, – не буду продолжать список, сам бездумно не раз оставлял следы на песках дальних, порою очень дальних берегов.
Но бездумно ли?
Нет, конечно. Всегда думал о том, о чем следовало думать.
О новых работах, о прожитом, о том, что сделано, а что сделать не удалось и уже никогда не удастся, о том, что может помочь будущей работе. Воды Ганга и Нила, Северного моря или Каспийского, какая разница, если дело в мировом океане. Мы вышли из него, мы возвращаемся в него, поэтому, наверное, он и ассоциируется с отдыхом (вечным).
И виртуальный мир ассоциируется с отдыхом.
Войти в виртуальный мир, как входишь в океан, просматривать новости (фальшивые, фальшивые, но и реальные), всматриваться, вслушиваться, вдумываться в события (фальшивые, фальшивые, но и реальные), думать.
О чем? Да о том же.
О том, о чем всегда следует думать.
О новых работах, о саднящем сердце, о прожитых днях, о том, что любовь в итоге оказывается продуктом конечным (всегда, всегда конечным), о том, что любовь никогда и не начинается, она изначально вся – как мир. И тогда приходит понимание истинной бесконечности мирового океана (вечности) и виртуального пространства (безмерности). Только тогда доходит вдруг, что и к виртуальному (как и к мировому океану) пространству можно относиться (в общем-то, так к нему и относятся) чисто потребительски, то есть загорать на его виртуальных берегах, плыть через его виртуальные бесконечности в далекую Америку (виртуальную), в далекую Азию (виртуальную), тонуть в нем… да, тонуть, тонуть по-настоящему…
На этом и остановимся.
В виртуальном океане (как и в реальном) можно плыть месяцами, годами – к каким-то другим берегам, или мчаться веками, тысячами веков – к каким-то другим планетам. В нем (в виртуальном пространстве), как в реальном океане, можно создавать летящие станции (виртуальные) – для чудесного восстановления сил, космодромы (виртуальные), стартовать в будущее (виртуальное), погружаться в прошедшее (конечно же, виртуальное, каким оно еще бывает?). В нем можно и утонуть: почему нет?.. Утонуть в блаженстве, в тупом невежестве, в сладостном ничтожестве, в невероятном звездном величии, в ледяном безмолвии, как арктической ночью тонешь в отсветах северного сияния. Виртуальный океан только-только начинает нами заселяться. Мы в самом-самом начале. Виртуальный Колумб еще только думает о своей Индии, он не знает ни о каких Америках, он толкается среди виртуальных придворных, выпрашивает виртуальные деньги и корабли. И мы вместе с ним думаем, что вот-вот откроем что-то определенное, хотя всегда и везде открываем лишь то, о чем не думали. Как говорил Станислав Лем, там, в океане, в космосе, в виртуальном пространстве, нас ждет неизвестное. Вот и все. А значит, надо говорить не о мелких возможностях – играх, отдыхе, измерениях глубин и давлений, а о главном. Поздно уже говорить: в путь, в путь! – мы давно в пути.
А что нас там ждет?
Будем надеяться, что спасение.

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar