Опубликовано: Чт, Сен 6, 2018

Владимир БОРИСОВ, Александр ЛУКАШИН

футур_20

Два мудреца в одном тазу и искусственный интеллект.

Продолжение. Начало – в №32 (1419).

– Ну хорошо, в первую очередь Искины займутся «подсиживанием» клерков и чиновников. А что насчет других творческих задач? В частности, каковы перспективы в том направлении, которыми мы с тобой пристально интересуемся последние лет двадцать как минимум? Я имею в виду написание машинным разумом книг в стиле заранее выбранного определенного автора. Например, чтобы ИИ дописал то, что по каким-либо причинам не успел сделать сам автор. Интересно же. И размах тут широк: от «Евгения Онегина» и «Мертвых душ» до произведений братьев Стругацких. Это направление будет развиваться?

– Поскольку предсказание на эту тему уже сделал Станислав Лем, конечно же, будет. Помнишь, в «Истории битичной литературы» обнаруживают, что творчество определенного писателя в семантическом скольки-то там мерном пространстве представляет собой некую симметричную фигуру. И если части этой фигуры не хватает, то ее можно достроить на компьютере. У Лема там повесть «Девочка» достраивает пространство смыслов Достоевского. Очень изящный прогноз в нашей области. Особенно если знать, что ведутся работы по так называемой «семантической свертке». И визуализация этой свертки помогает понять, к примеру, говорится ли в тексте о кошках или о собаках. Или что изображено на картинках. Все это за счет создания многомерного семантического пространства, в котором векторы-слова или векторы-элементы изображения сравниваются с некоторым словарем и текст или картинка определяются по их смыслу. Очень многообещающая техника.
Что касаемо конкретных писателей, то задачку решают постепенно. В начале 90-х какой-то программист заявил, что создал программу, которая воспроизводит особенности некоего не называемого автора триллеров. Из контекста было понятно, что это Том Клэнси. Увы, автор спустил на программиста адвокатов, видимо, испугавшись конвейерного производства клонов своих боевичков всерьез. И мы так и не узнали, сколько в этом проекте было похвальбы…
Уже понятно, как организовать серийное производство триллеров или дамских романов. Описаны принципы их написания, выявлен характерный словарь, задача немногим сложнее, чем писать научные статьи вроде «Корчевателя» или философские рассуждения в духе постмодернизма. Но есть крепкие орешки. Например, наша любимая научная фантастика. Для нее нужны новые идеи, а они так просто не генерируются. Тем более, не материализуются в интересный сюжет.
Сколько бы там корифеи не говорили, что все многообразие сюжетов сводится к нескольким разновидностям – Хайнлайн, к примеру, считал, что их всего три, – а число их вариаций невероятно. Потому нам и не надоедает читать.

– Где-то пару лет назад было сообщение о том, что в Японии на премию имени Синъити Хоси было представлено 1450 работ, из них 11 были написаны роботами. Роман «Тот день, когда компьютер написал роман» был написан искусственным интеллектом под управлением команды разработчиков Хитоси Мацубары из университета Хакодатэ. «Пока программы ИИ часто использовались для решения задач, имеющих ответы. Я же хотел бы расширить потенциал искусственных интеллектов так, чтобы он напоминал человеческую креативность», – заявил Мацубара. Писатель-фантаст Сатоси Хасэ, бывший в жюри конкурса, сказал: «Я был удивлен этой работой, так как передо мной оказался хорошо структурированный роман. Но для победы надо будет еще решить несколько проблем, таких, например, как описание характеров».
То есть Искины точат зубы и на научную фантастику, ничего не боятся. Что же касается новых идей, то здесь, наверное, пригодятся разработки Генриха Альтова и Павла Амнуэля, курс развития творческого воображения, приемы создания новых фантастических идей. Не правда ли, тут есть где развернуться?

– Развернуться есть где. Вот только научная фантастика, боюсь, не по зубам нынешним, да и будущим искинам. И дело не только в характерах. Если встанет вопрос моделирования характеров литературных героев, я думаю, не будет проблем пропустить через алгоритмы машинного обучения соответствующие собрания сочинений. Диккенса – и мы получим сонм пиквикских и иных его характерных героев. Тургенева – и мы получим его девушек в рафинированном виде. Чехова – чтоб и неверующие убедились, что не такие уж маленькие его маленькие люди. В этом, собственно, ничего принципиально трудного нет. Анализ и синтез. Не удивлюсь, если кто-то на какой-то грант этим уже занимается, просто соответствующая статья пока нам на глаза не попала. А вот с научной фантастикой сложнее. Настоящая научная фантастика оперирует дополненной картиной мира. Она должна привнести в известные нам представления о Вселенной, человеке и обществе некий новый элемент, нечто, ранее не существовавшее. И это она не мне должна, это ее отличительная особенность. Другое дело, что элемент может быть как раз не новый, а уже сотню раз привнесенный, и даже вынесенный за полной непригодностью или истрепанностью. Или это может быть имитация, а то и просто глупость. Но что-то новое должно появиться и привести в движение литературные шестеренки – характеров ли, сюжетных ли перипетий, смелых или робких критических измышлений о природе, обществе и человеке. Этого нет! Настоящая научная фантастика эмерджентна, она не равна сумме языка писателя, его изобразительных способностей и его аналитической мысли. В этом плане она не лучше и не хуже психологического романа или эротической новеллы, она просто другая. Новое, как правило, привносится из будущего – потому что где новому и обитать, как не в будущем, это-то мы усвоили на повседневном опыте. Но может привноситься из прошлого или даже из какого-то параллельного потока действительности, в который внесены изменения, соответствующие задаче писателя. И тут возникает вопрос, где это новое брать. Естественно, выражаться оно должно средствами языка – больше нечем. Это мы говорим о литературе, собственно, то же можно сказать – со своей спецификой – о живописи художников-фантастов, иллюстраторов и т.д. А вот понять этот новый язык – задача очень нетривиальная. Станислав Лем, величайший фантаст XX века, сам попал в эту ловушку, сам ее обнаружил и проанализировал и сам над нею посмеялся. В его «Одиссее из Итаки» ученый создает иерархию гениев и приходит к мысли, что действительно гениальные пророчества не могут быть поняты раньше, чем сбудутся. И Лем блестяще доказал это своим творчеством. Его мысли начинают понимать, когда предсказанное им появляется в действительности. Вот недавно венгерские ученые создали модель эффективного взаимодействия роя дронов. И стало понятно, что описал и предсказал пан Станислав в «Непобедимом», изображая столкновения чудовищных боевых машин и роев маленьких железных мушек, обладающих сетью взаимодействия. Не удивлюсь, если по «Сказкам роботов» и «Кибериаде» еще разбросаны десятки подобных предсказаний, и, кстати, адекватно их понять смогут только носители польского – и русского! – языков. Вот как сформулировать производство этих темных и непонятных для современников пророчеств, я не могу пока придумать. Нет, мы знаем «Алгоритм фантастики» Генриха Сауловича Альтшуллера, его четырехэтажную схему развития фантастической идеи. Но идея должна появиться в виде хотя бы одного, висящего в пустоте этажа. И появиться из пустоты. А потом к ней можно достроить массу всего – как вверх и вниз, так и вбок. Вот сказали мы слово «робот» – ну, не мы с тобой, а художник Йозеф Чапек своему приставучему брату Карелу, который никак не мог сообразить, как ему назвать свежеизобретенных для его пьесы андроидов (этого слова тоже еще не было). И пошло оно гулять, порождая свои смыслы. Робот-разбойник. Робот-зазнайка. Любящий робот. Робот-убийца. Каждое такое сочетание порождает массу коннотаций просто из семантики языка. И про каждое есть свое произведение. Да хорошо еще, если одно. А то не один десяток и, самое интересное, хороших. А потом слово прорвалось в материальный мир. Сначала игрушками, а потом… У нас, в Перми, работает компания, производящая довольно человекообразных роботов. И ничего, кризис там – не кризис, санкции – не санкции, производит роботов, в том числе для рынка США, на отсутствие заказов не жалуется.

Продолжение следует.

Владимир БОРИСОВ on EmailВладимир БОРИСОВ on FacebookВладимир БОРИСОВ on FlickrВладимир БОРИСОВ on InstagramВладимир БОРИСОВ on VimeoВладимир БОРИСОВ on Youtube
Владимир БОРИСОВ
Библиограф,писатель, литературный критик, переводчик, специалист по информатике. Известен исследованием творчества братьев Стругацких. Колумнист «ШАНСА», ведущий рубрики «ФутурКонгресс».

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar