Опубликовано: Чт, Май 3, 2018

«Я полюбил эту работу»

семья Ватутиных

Как учитель географии стал директором картинной галереи.

У каждого города есть характер. И проявляется он не в зданиях, парках и транспортных узлах, а в людях, город населяющих.
В нашей рубрике мы расскажем об абаканцах, о том, что их волнует, радует, тревожит – без комментариев и оценок. Кто может стать нашим героем? Да кто угодно! Любой из 170 тысяч горожан. Торговец, музыкант, банкир, безработный – мы все уникальны, мы все личности, и именно мы – абаканцы, как ни крути, даем этому городу жизнь. Так узнаем друг друга получше!

Алексей ВАТУТИН – директор Абаканской картинной галереи им. Ф.Е. Пронских.

Апрель для героя нашего проекта – воистину знаковый месяц.
1 апреля галерее исполнилось двадцать лет, из них семь лет своей жизни Алексей посвятил работе в этом учреждении культуры, придя сюда работать тоже в апреле. А еще в этом же месяце завязались его отношения с будущей женой, но обо всем по порядку.

Рожденный на севере

До девяти лет Алексей прожил с родителями на Севере. Родился в Туруханске. В Абакан семья перебралась лишь в 1997 году. Он старается запоминать все даты и значимые события, которые происходят в его жизни и связаны с семьей. Последний раз Алексей побывал на своей малой родине два года назад – навестил своего деда, с которым не виделся с детства. Признается, что поездка была очень волнительной.
Я не хотел портить своих детских и очень красочных впечатлений от родного места. Может быть, для меня было бы проще услышать, что Туруханск расселяют и он перестает существовать, чем увидеть то состояние, в котором он сейчас пребывает.
Туруханск же начался с монастыря. Когда самолет садится, он находится над большой водной гладью от слияния двух рек – Нижней Тунгуски и Енисея. На противоположном берегу Н. Тунгуски – остров Монастырский. И вот на подлете я словил себя на мысли, что, возможно, написал бы когда-нибудь рассказ о возвращении домой.
На всю жизнь с той самой поездки Алексей запомнил дедовский взгляд, сверлящий, будто изучающий его после долгой разлуки. По характеру он считает себя вылитым дедом.
– Таню свою (жену) я начинаю уже готовить к тому, что в старости буду как мой дед. Он у меня чистокровный поволжский немец, переселенный в детстве в Туруханск. Я понимаю, что я – это он. Во мне эта немецкая педантичность, немецкий характер.
У него была возможность уехать с Севера, но он ею не воспользовался. Для него ведь Север однозначно был болью. Когда тебя, одиннадцатилетнего пацана, просто выкидывают с баржи на берег реки, это же о чем-то говорит. Но он все равно там остался. В прошлом году он умер и похоронен вместе с бабушкой.

АКГ

«О, да ты географ!»

Если бы Алексею еще в студенчестве сказали, что его дальнейшая жизнь будет связана с галереей и искусством, он бы, возможно, не поверил. Учась в ХГУ по направлению «Естественно научное образование» по профилю география, он не думал работать не только в школе, а вообще.
– Мы, когда учились, говорили: «В школу – нет, никогда». Это я сейчас понимаю, что если бы я здесь не работал, я бы работал по-любому в школе. Я просто на тот момент не хотел работать, жил с родителями, у меня была социальная стипендия, у меня была повышенная стипендия за хорошие отметки, я был старостой, и мне было комфортно.
По словам Алексея, люди ошибочно воспринимают его как географа. Правильнее сказать, что он учитель географии, случайно оказавшийся в нужном месте и в нужное время. Опять же будущая жена, с которой он познакомился в магистратуре, отчасти поспособствовала карьерному росту мужа.
Мне как-то звонит Таня и рассказывает, что в картинную галерею требуется методист. Я как-то подзагрузился. Надо ли мне оно? Интересно ли мне будет? Пришел на собеседование в этот кабинет, а тут у директора просто завал из бумаг. У меня ни резюме нет, потому что мне там нечего писать. Я спрашиваю, что вообще должен делать методист. Она нашла страницу-копию из должностной инструкции, я ее взял, оставил номер телефона и ушел.
Еще какое-то время была тишина, рассказывает Алексей, а потом его попросили выйти на работу 1 апреля. Он приехал, написал заявление и в 2011 году стал методистом в Абаканской картинной галерее.
– Я вообще не понимал, что от меня требуется, и никто не мог пояснить, что надо. Я читал книжки, смотрел выставки, выписывал фамилии художников. Тогда на первом этаже работала такая сборная выставка – арт-витрина, и я просто интересовался, как зовут Ощепкову, Краснова или еще кого-либо. В общем, я работал, работал, потом начал писать экскурсии, мне дико понравилось проводить экскурсии, до сих пор люблю их проводить. Я уже тогда понял, что надо нашему зрителю, посетителю. Я понимал, что эта работа за шесть тысяч мне интересна, потому что у меня еще пять тысяч стипендия. А одиннадцать тысяч для 2011 года, когда ты еще живешь с родителями, этого вполне достаточно. То есть я будущее свое абсолютно не проецировал, потому что для меня были важны какие-то другие задачи. Никогда я свое будущее не связывал с картинной галереей.
В августе того же года Алексею впервые предложили стать исполняющим обязанности директора. Тогдашний руководитель ушла в отпуск, и он остался директором на тридцать девять дней.
В 2012 году Алексею Ватутину уже официально предложили возглавить картинную галерею, хотя себя на эту должность он никогда не рассматривал.

Умелый администратор и «огородник»

– Когда кто-то начинает совершать выпады по поводу моего образования или моего несоответствия, я всегда говорю: «Ребята, я готов прямо сейчас встать, сядьте в мое кресло на неделю, а потом поговорим». Это раз. А во-вторых, я считаю, что сегодня пришло время, когда в учреждениях культуры у руля должны стоять все-таки в меньшей степени творцы, в большей степени какие-то администраторы. Потому что за творческую часть и так есть кому отвечать – есть научный сотрудник, искусствовед по образованию, есть методист, главный хранитель.
Здесь человек с искусствоведческим образованием, творец навряд ли справится. Наверное, из всех творческих людей, кого я знаю, Александр Григорьевич Кобыльцов – это единственный, кто в себе настолько органично и талантливо совмещает величайшего творца и величайшего руководителя, – говорит Алексей, когда наш разговор о работе плавно переходит к вопросам о наличии у него самого каких-то талантов.
ВатутинКак он сам признается, в детстве весь его интерес к искусству сводился к рассматриванию репродукций живописи в журнале «Мурзилка». Карьеру в легкой атлетике он не сделал, в музыкалку его не взяли из-за отсутствия слуха и голоса, рисовать он не умеет. Зато он сумел полюбить свою работу благодаря таланту руководителя.
– Полюбил, да. Я просто такой человек, если за что-то берусь, даже если понимаю, что мне это неинтересно, бывает и такое, то я всячески себя пересилю, но сделаю это качественно.
История моего может быть и не успеха, но я же не завалил здесь все, будучи методистом, она заключается в том, что нас в вузе качественно и правильно научили. Научили учиться, добывать знания, работать с информацией и с текстом. Ты работаешь в постоянном режиме многозадачности. У тебя все срочно. Вообще все срочно.
К такому графику работы Алексей уже привык и легко справляется с делами «без допинга». То есть он не тот человек, кто пойдет в спортзал после тяжелого трудового дня. Ему это не нужно. Лучше он проведет выходные на даче, покопается в земле. С некоторых пор они с женой увлеклись огородом и находят в этом занятии для себя отдушину.
– Я ж помешан на работе. В целом, я не из тех людей, кто может с чистой совестью встать в пять часов вечера и уйти с работы. Можно же что-то сделать поверхностно, а мне ведь надо в глубину докопаться. Ну, и плюс эта моя черта – помогать окружающим, это, наверное, тоже отбирает большой пласт времени, но я не могу не помочь кому-то.
Среди прочих увлечений Алексей называет чтение и просмотр документальных фильмов. Говорит, что последние не обязательно должны быть об искусстве или лекции, главное, когда в документалке присутствует научная точка зрения и четкие выводы.

Шесть лет вместе

Жена Алексея Татьяна по специальности – эколог, в семье подрастает малыш Арсений.
Все какие-то решительные шаги в нашей дружбе и супружестве делала Таня. Полунамеки я вообще не понимал, и ей приходилось чуть ли не открытым текстом говорить, – признается Алексей. – Мы уже дружили, встречались, поехали в Красноярск на несколько дней и там поняли, что мы любим друг друга и должны быть вместе. Поженились мы в июле 2012 года.
Примечательно, что эта дружба, переросшая в любовь, начиналась когда-то с личной неприязни.
– Бывает же такое, человек тебе ничего не сделал, а ты понимаешь, что он тебе не нравится, ты его просто ненавидишь.
Но, как это часто бывает в студенчестве, молодых людей сблизили общие занятия самодеятельностью и одна кафедра.

Что его радует

– Сын наш. Еще бы пару лет назад, когда Сени не было, я бы сказал, что меня радует жизнь. Ну потому что как она может не радовать?! А сегодня, когда ты молодой родитель, я скажу, что меня радует Арсений. Меня забавляет готовить для него какие-то сюрпризы. Мне нравится слышать, как он восторгается, если я ему выставлю каких-нибудь зверей, машинки, конструктор соберу. Он раньше меня проснется и видит все это.

Что его огорчает

– Наша действительность. Эта наша серость, безответственность людская. Куча знакомых есть, которые ездят без страховки, не пристегивают ремни безопасности, а потом говорят: «Какие у нас плохие дети!» Так мы их на чем растим? Вот эта безалаберность меня огорчает.

Светлана СТАФИЕВСКАЯ
Внештатный автор газеты "ШАНС". Колумнист, диджей-буддист, художник-джедай. Работала на радио и ТВ, в заповеднике, на клумбах города Абакана, жила на Дальнем востоке. В "ШАНСЕ" с 2016 г.

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar