Опубликовано: Пт, Окт 27, 2017

«Я родилась певицей»

Аршанова

У каждого города есть характер. И проявляется он не в зданиях, парках и транспортных узлах, а в людях, город населяющих.
В нашей рубрике мы расскажем об абаканцах, о том, что их волнует, радует, тревожит – без комментариев и оценок. Кто может стать нашим героем? Да кто угодно! Любой из 170 тысяч горожан. Торговец, музыкант, банкир, безработный – мы все уникальны, мы все личности, и именно мы – абаканцы, как ни крути, даем этому городу жизнь. Так узнаем друг друга получше!

Зинаида АРШАНОВА, певица, заслуженная артистка России и Хакасии.

Петь в горах запрещено

Первое, о чем я спросила артистку: всегда ли она знала, что ее жизнь будет связана с музыкой или был какой-то другой выбор?
Зинаида Семеновна – невероятно открытый и прямой человек – сразу дала понять, что журналисты оригинальностью не блещут и уже миллион раз спрашивали ее о самом первом выступлении, о любимой песне, о семье и начале творческого пути. Поэтому я «переобулась на ходу» и призналась, что ни разу не слышала ее выступления вживую, только видела маленькие кусочки из концертов в интернете. Ничего о ней, в общем, не знаю.
– Это плюс, – сказала певица. – Значит, я для вас как чистый белый лист. У вас не будет предвзятого мнения, как у поклонницы, например. И мне интересно рассказать вам то, что именно вам интересно.
Такой подход мне понравился. А к вопросу о выборе профессии мы все же вернулись.
– Выбора никакого не было, – призналась певица. – Абсолютно. Ни дня сомнений, даже в голову не могло прийти, что я могу стать художником или писателем. Нет. Я родилась певицей. Как только родилась, сразу начала петь. И все. Это даже никто не обсуждал.
Маленькая Зина увлекалась рисованием и пробовала писать небольшие рассказы. Но тяга к пению перевесила все прочие увлечения. Свой голос она начала «отрабатывать» в детстве. Выходила в степь и там распевалась. Родители строго-настрого запретили петь в горах и в лесу. Почему, девочка не поинтересовалась. Приняла запрет как данность. Мое же любопытство взяло верх.
– Не принято у хакасов петь в горах. Почему? Я даже не задумывалась. Это опасно. Духам не нравится. Конкуренция может у них какая-то…

Коньяк – это зло

Зинаида Семеновна – очень общительный человек. Говорить с ней легко, и на разные вопросы она отвечала, не задумываясь. Хотя призналась, что чрезмерная болтовня вредит голосу. Бывали времена, когда перед большими спектаклями она не могла даже поговорить по телефону. При этом считает, что разговоры – это одно из любимых занятий женщин.
– Болтать я люблю. Хлебом не корми. Болтать могу сколько угодно, но мне нельзя много. Так же, как я люблю выпить, но мне нельзя, поэтому я не пью совсем.

– Я слышала, что некоторые певцы коньяком разогревают связки. Это правда или миф?

– Это вредно. Это такой допинг. К нему можно привыкнуть. Может быть, в крайнем случае кого-то ложечка коньяка перед выступлением может взбодрить. Я ни разу не пробовала. Зачем? От добра добра не ищут. Вообще, спиртное в любом количестве вредно, особенно классическому певцу. Может быть, эстрадному… Говорят, им даже можно курить, чтобы голос был более задушевным. А нашему брату нельзя. У нас тембр. А тембр – это золото. Его надо беречь. Стоять за него горой, воевать за него. Деритесь, плачьте, но чтобы тембр был.
Как выясняется, сохранить тембр Зинаиде Семеновне помогают режим, дисциплина, ежедневное распевание, минимум болтовни, даже походы в гости и прием гостей приходится отменять. По сути, такой образ жизни чем-то напоминает спорт. А если сравнить ценность скрипки Страдивари и человеческий голос, то, по мнению певицы, последний намного дороже. Человек – это и есть живой инструмент, считает Зинаида Аршанова.
– Как протекает ваша обыденная жизнь между концертами?

– Так и протекает. Все время думаете, как бы не нанести вред голосу, как бы не простудиться. Все подчинено только этому. А иначе невозможно сохранить голос до моих лет. В моем возрасте уже никто не поет. Либо в оперном театре поют небольшие партии бабушек, мам. А у меня такое чувство, будто я только начала петь. Научилась наконец-то.

«Я все сделала неправильно»

Аршанова_1Несмотря на страсть, с которой Зинаида Аршанова рассказывает о своей работе, мы все же не смогли не затронуть темы пресловутого женского счастья. По мнению артистки, личная жизнь все же должна стоять на первом месте.
У меня она была на втором. Потому что, если у вас нет личной жизни, у вас и творчество на второй план упадет. Будет выходить на сцену одинокая несчастная женщина, а это в голосе слышно. Мы же понимаем, что в любой работе и творчестве личная жизнь – это очень важно. А иначе для чего это все?
Логично спрашиваю, хотела ли Зинаида Аршанова что-то изменить в своей жизни, исправить, будь у нее такая возможность: «Я бы все по-другому сделала. Абсолютно».

– То есть вы жалеете о чем-то? – спрашиваю.

– Конечно! Я же столько наметелила, что просто ужас! Чего только не натворила.

– Если честно, я не ожидала от вас такого ответа.

– Вы шокированы?

– Да. Потому что чаще всего люди говорят, что своей жизнью они довольны и ни на секунду не жалеют о том, что случилось.

– Единственное, чего мне не жалко, что в любом случае, при других вариантах я бы все равно пела. Другое дело, как бы я свою жизнь выстроила. Я бы сделала все наоборот. Я все сделала неправильно. Не на том месте у меня были приоритеты.
Кстати, сейчас Зинаида Аршанова постепенно и с большой радостью переходит на преподавательскую деятельность. Своим ученицам так и говорит: «Будет личная жизнь, будет хорошее пение».

«Вечно отставала от моды»

Выходить на сцену – это одна из самых ответственных работ, считает Зинаида Семеновна. При этом нужно идти в ногу со временем, следить за собой, за своим питанием, прибегать к услугам профессиональных дизайнеров, визажистов, стилистов.
– Если вы уже из последних сил карабкаетесь на сцену, надо все успевать делать. Будь добра, соответствуй, чтобы и вид у тебя был, чтобы вертелась на сцене как юла и пела при этом, как Мария Каллас. А иначе вы старая и затрапезная.
Поддерживать себя в отличной форме певице помогают пешие прогулки, занятия йогой и дыхательная гимнастика. Как она сама говорит, «что-то делается, но без фанатизма».
– Я иногда могу навернуть торт ложкой и ничего мне за это не бывает. Повезло! Генетика! Но вместе с тем надо быть очень строгой к себе.
Как говорится, ничто человеческое Зинаиде Аршановой не чуждо, правда, времени на все не хватает. Например, сесть и послушать песни Стаса Михайлова.
– Недавно встречались с одноклассниками, прыгали под какую-то музыку. Я спрашиваю, слушайте, девочки, а что за странные песенки? Они: «Ты что? Это же Стас Михайлов. Вот ты всегда такая была, и в школе такая же была – вечно отставала от моды». Ну, я на самом деле всегда и в детстве любила песни военные, до- и послевоенных лет. А современная музыка – это как со Стасом Михайловым. Тут недавно еду в такси, играет музыка, таксист спрашивает: «Вы знаете, кто это поет?». Я говорю, нет. Он так возмутился. Он знает, что я певица, вот афиша висит. Он не сказал: «Как вам не стыдно?!» – только: «Вы не знаете «Сплин»? А что «Сплин» – это хорошая музыка? – обращается Зинаида Семеновна ко мне. – Ну, он так возмущался, что я решила специально сесть и послушать.

Что ее радует

– Вообще радуйся, что живешь на свете, что относительно здорова. И что внешность позволяет выходить еще на сцену, хоть и немолодая дама. Всегда есть слово «зато». Вот не радует какой-то момент, плохо все, зато… Знаете, у меня во дворе дома были огромные тополя. Летом зелень прямо в балкон заглядывала. Хорошо так все прикрывала, нежарко. Зимой были ветки с инеем – красота. Вороны сидят – любуешься. Осенью – золото. И несколько лет назад срубили эти деревья подчистую. Я плакала, было очень жалко. Почти тридцать лет прожить с этими деревьями. Там пусто теперь. Голо. Летом пекло невыносимое. Плохо? Очень плохо. Зато ночью выходишь, там звезды, можно их считать. И думаешь, хорошо же: звезды, луна. Вот оно – счастье. Днем – облака, самолетки летают.

Что ее огорчает

– В городе нигде нет акустических сцен. Везде нужно петь с микрофоном. Акустика – это же дорогостоящая инженерная система. Негде петь акустическим голосом. Очень жаль, что филармонии тридцать лет, а у нас до сих пор нет своего помещения.

Светлана СТАФИЕВСКАЯ
Внештатный автор газеты "ШАНС". Колумнист, диджей-буддист, художник-джедай. Работала на радио и ТВ, в заповеднике, на клумбах города Абакана, жила на Дальнем востоке. В "ШАНСЕ" с 2016 г.

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar