Опубликовано: Чт, Авг 24, 2017

Ядреный коктейль

вода со спиртом
В Абакане из кранов вместо воды бежит непонятно что. И самое удивительное – власти не знают, что с этим делать.

Кто бы мог подумать, что жители Хакасии – одной из самых водных республик в стране, однажды столкнутся с тем, что текущую из кранов воду станет невозможно пить. Если в мегаполисах народ привык чистую воду покупать, то у подавляющего большинства наших людей до недавнего времени такой необходимости не было. Более того – многие даже не имеют привычки воду кипятить и прогонять через фильтр. И, как выяснилось, зря!

Губит людей не пиво…

Этим летом жители старейшего района Абакана – Гавань, пользующиеся водой из собственных скважин, столкнулись с тем, что водичка приобрела специфический запах – то ли спирта, то ли дрожжей, то ли нефтепродуктов – ассоциации у каждого свои.
Первые «звоночки» поступили еще в мае. Тогда у некоторых домовладельцев по улице Мостовая, что в районе Никольского храма, вода стала пениться и пахнуть алкоголем. В июне напасть достигла больших масштабов, ну, а уже к августу на странную жидкость стали жаловаться улицы Нагорная и Набережная.
Первой тревогу забила Людмила Камзалакова – из ее крана потекла вода с запахом то ли спирта, то ли ацетона.
Поначалу соседи даже посмеивались, мол, во дворе у женщины не скважина, а мечта всех любителей алкоголя, хоть бизнес открывай. Но через несколько дней стало понятно, что это общая беда.

– У меня скважина уже шесть лет. Вода всегда текла чистая, вкусная, а тут такая напасть, – рассказывает пенсионер Николай Петрович.

Народ опытным путем выяснил: это вода непригодная ни для чего: мыться опасно, стирать тоже – белье меняет цвет и приобретает характерный запах, не подходит она и для поливки огородов – помидоры, например, через несколько часов после такого коктейля сбросили листву, а потом и вовсе засохли на корню.
Те, кто случайно пригубил «огненной» водицы, констатируют, что потом: «заплохело», «вырвало», «печень заболела», «в боку закололо».

Вынужденный моцион

Чтобы понять, что бежит по трубам, пострадавшие написали коллективное письмо в управление Роспотребнадзора по Хакасии. Спустя несколько дней ведомство отчиталось:

– По результатам лабораторных исследований воды из частного водоисточника установлено несоответствие требованиям гигиенических нормативов к питьевой воде по ряду показателей, в т.ч.: железо, мутность, окисляемость перманганатная, запах, цветность, привкус, на уровне верхней границы нормы такой показатель, как нефтепродукты, т.е. употреблять такую воду для питьевых целей небезопасно.

Однако какой все-таки вид химических элементов доминирует, выяснить так и не удалось.
Людям порекомендовали отказаться от собственных скважин и ходить по воду в уличные колонки с централизованным водоснабжением. Но тут проявилась другая проблема – натаскать воды на стирку и поливку огородов (последнее было актуально в июне и июле) сложно. Тяжелее всего пришлось пенсионерам. К слову: многим такой ежедневный моцион просто не по силам.

– Надо солить огурцы, помидоры, а мы без воды! Вот как быть? Флягу привезет сын, ну а ее хватает на полдня. Вечером снова езжай! – жалуется женщина.

О проблеме в городской администрации знают. Было даже проведено совещание, в котором приняли участие не только контролирующие организации, но и представители городского управления МВД и абаканской прокуратуры.
Ответов на вопросы, кто виноват в этом и что же делать, ни у кого из присутствующих не было.

Кто-то гонит?

Но у жителей Гавани есть свои мысли на этот счет. Они предполагают, что «ноги» этой истории «растут» из помещений бывшего винзавода (закрыт около 20 лет), стоящего неподалеку. По словам людей, там сейчас «кипит» жизнь.

– Может, самогон в промышленных масштабах варят, может, еще что, – строят догадки пострадавшие.

К слову, в полиции эту версию отмели сразу: по данным ведомства, производить контрафактный алкоголь там не могут по причине того, что все коммуникации с прекращением деятельности бывшего юридического лица отрезаны, включая водоснабжение и водоотведение.
Однако хакасский Роспотребнадзор не так спокоен – его специалистов настораживает, что по адресу: ул. Мостовая, 7, зарегистрировано более 10 юридических лиц. Этот факт может свидетельствовать о том, что какая-то деятельность все-таки ведется. Но какая?
Чтобы уже не строить домыслы, правоохранительные и надзорные органы решили провести проверку на исполнение лицензионных требований. На момент отправки еженедельника в типографию информации по этому поводу не было.
Не было новых данных (на минуточку: с момента заседания прошло две недели) и у мэрии. Там и вовсе говорить на эту тему, как нам показалось, не хотят.

– Что вы хотите – всего две недели прошло, – возмутился начальник управления коммунального хозяйства и транспорта Виктор Шевцов.

Сами виноваты!

По информации, опубликованной на сайте мэрии, для решения проблемы на все том же заседании было решено пригласить специалистов минусинской гидрогеологической партии.
Однако, как «ШАНСУ» рассказал заместитель директора партии, к ним никто не обращался, более того, о проблеме они узнали только после нашего рассказа.

– О причинах говорить не могу, так как сначала нужно взять пробы, провести мониторинг. Но, если, допустим, кто-то что-то слил, то все это попадет в реку Абакан. А это уже совсем другие дела. Это экология! В опасности окажутся тысячи людей, – уверен Анатолий Евсеев.

Так обращалась или нет мэрия к гидрогеологам? Мы еще раз обратились к Виктору Шевцову. На сей раз чиновник был настроен чуть более дружелюбно. Как он пояснил, переговоры по этому вопросу вел первый зам главы Абакана Владимир Жуковский. А теперь он в отпуске.
Что же получается: стоило человеку уйти в отпуск, как проблемой стало некому заниматься. А главный коммунальщик столицы Хакасии почему-то вообще не в теме.

– Виктор Анатольевич, администрация обращалась к минусинским гидрологам?
С чего вы взяли, что мы должны были к ним обращаться?
– Ну как же: в пресс-релизе, который есть на сайте мэрии, об этом идет речь.
– Речь идет о нескольких десятках миллионов рублей. А вы думали что? Они (гидрогеологи) должны бурить глубокие скважины, в течение нескольких лет отслеживать. Я не занимался этим вопросом, зря вы мне звоните… Нужны большие деньги, нужно мониторить. По большому счету, это проблемы собственников скважин, это у них плохая вода! Почему сейчас никто не поднимает вопрос того, что эти скважины незаконны? По закону их нужно регистрировать, люди должны получить паспорта на них, – отрапортовал Шевцов и бросил трубку.

Это намек на то, что десятки абаканцев останутся со своей бедой один на один и власть не в силах совсем ничего предпринять? Что ж, судя по всему, ответы на эти вопросы появятся только после выхода из отпуска господина Жуковского.


Эксперт «ШАНСА» – независимый эколог Алексей Вернигоров – уверен, что с той водой, которая бежит из кранов в районе Гавань, людям нужно быть осторожными. Как он признается, такой «коктейль» лично он не стал бы использовать ни для каких целей.

– Скажите, пожалуйста, у вас есть версии о причинах происходящего?

– Их у меня две. Первая, как я предполагаю, может быть связана с находящимися неподалеку зданиями бывшего винзавода. Раньше при производстве вин на предприятиях использовались дрожжи. Не исключаю, что при закрытии завода остатки дрожжевого производства вполне могли слить в смотровую скважину.

– Даже если это и было, то прошло два десятка лет.

– И что? Это не показатель. Дрожжевые остатки могут находиться в замершем состоянии и дольше. Но стоит туда попасть, например, струе воды с питательными веществами, то процесс начнется. Если этот процесс пошел, то ожившие дрожжи могли попасть в первый водоносный горизонт, к которому и запитаны скважины частного сектора. Отсюда пена и запах дрожжей, который также может напоминать аромат спирта.

– Какова вторая версия?

– Я ее считаю ключевой. На мой взгляд, то, что произошло с водой в районе Гавань, может рано или поздно произойти и в других частях Абакана. Об этом чиновников администрации города, отвечающих за ЖКХ, я предупреждал еще пару лет назад. Смотрите: судя из сообщения Роспотребнадзора, которое вы мне показали, в воде специалисты нашли нефтепродукты. Ближайшее место, откуда они могли «прийти», – нефтебаза (район улиц Розы Люксембург, Восьмое марта, Гастелло). Уже много лет под ней находится просто огромное озеро из нефтепродуктов. Уже в 1997 году было выявлено, что они просачиваются в первый водоносный горизонт грунтовых вод, который в свою очередь движется к реке Абакан, к Южной дамбе.
Кстати, для информации: в советское время у улицы Нагорной, где водонапорная башня на Гавани, раньше был затон, куда приходили баржи с нефтепродуктами. Оттуда их уже по нефтепроводу перекачивали на базу. Я ничего не хочу этим сказать, просто констатирую исторический факт.

– Если подземные воды и правда текут к реке, то, судя по карте, они движутся наискосок. Скажите, почему другие районы по пути не пострадали? Почему плохая вода, если верить этой теории, не бежит из кранов на других улицах?

– Это же не подземная река в прямом смысле слова! Тут нюансов много: там, где есть глина и коренные породы, вода не пройдет. А там, где ПГС – легко.

– А как вы смотрите на другие версии, касаемые повышения уровня грунтовых вод, что содержимое частных септиков могло попасть в них?

– Отметаю. За уровнем грунтовых вод я слежу. Судя по работе насосных станций на дрене, их уровень не поднялся. Они почти не работают. Да, весной работали, сейчас нет. Не могут дать такой эффект и септики, и выгребные ямы. Самогоноварение также не рассматриваю. Не думаю, что люди будут выкапывать огромные ямы, чтобы слить туда все. Они делают проще – выливают на огороде, после чего все спиртосодержащее испаряется, а остальное перегнивает.

– В одном из предыдущих интервью вы рассказывали «ШАНСУ», что в столице Хакасии есть несколько подземных озер из нефтепродуктов. Чисто теоретически: из-за них может испортиться вода в других районах города? Речь также о скважинах.

– Да! От плохой воды уже много лет страдают жители района Нефтебазы. Весной при повышении уровня грунтовых вод в районе Мелькомбината на поверхность выступает вещество, очень похожее на мазут. Железнодорожники вынуждены постоянно засыпать такие «лужи». Если это есть в земле, то вполне вероятно, что есть в воде. Такая же ситуация в районе ремонтно-вагонного депо и локомотивного депо.

– Конечно, глупый вопрос, но не могу его не задать – и что же делать?

– Нужно решать вопрос о выносе нефтебазы за территорию Абакана. Это производство первого класса опасности. Если, не дай бог, там что-то взорвется и загорится, то это все! Конец городу.

– Скажите, запах спирта и химический вкус из воды может пройти без вмешательства?

– Само по себе это не пройдет. Если всему виной остатки дрожжевого производства, то есть вероятность, что все успокоится, когда закончится питательная среда. Но когда она закончится – через месяц или через пять лет – неизвестно. Что касается попадания нефтепродуктов в грунтовые воды, то в этом случае нужно рассматривать результаты мониторинга. его должны вести природоохранные структуры во главе с росприроднадзором и министерством природных ресурсов. А вообще появление нефтепродуктов в воде должны были зафиксоровать вышеупомянутые ведомства, а не жители. Считаю, что срочно нужно создать комиссию, которая должна выработать рекомендации по ликвидации химических веществ в грунтовых водах.

Ирина НИЧКОВА on EmailИрина НИЧКОВА on FacebookИрина НИЧКОВА on FlickrИрина НИЧКОВА on InstagramИрина НИЧКОВА on VimeoИрина НИЧКОВА on Youtube
Ирина НИЧКОВА
Окончила ХГУ им. Н.Ф. Катанова по специальности «Журналистика»; в «ШАНСЕ» - с февраля 2011 года;
«Конек» - общественно-значимые темы.

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar