Опубликовано: Чт, Июн 22, 2017

Юлий БУРКИН: «Ни я, ни «Битлз» никогда не были в Хакасии»

Буркин

(Но у кого-то еще есть шанс)

Ференцев

Константин ФЕРЕНЦЕВ, специальный корреспондент, Томск.

Юлий БУРКИН, на наш взгляд, – лучший «битловед» страны. Еще он известный писатель, музыкант, живет в Томске. В этом году в России вышла книга «The Beatles» в СССР, или Иное небо», написанная Буркиным в соавторстве. И знаете, Леннон там не погибает! А еще Буркин – автор переводов битловских хитов на русский. А еще в этом году он сотоварищи сыграл концерт в музее «Битлз» в Ливерпуле. Наш спецкорр в Томске Константин ФЕРЕНЦЕВ записал специально для «ШАНСА» интервью с Юлием. Мы считаем, что это подарок для битломанов (и не только). Ради экономии места вопросы выносим за скобки. Ответы важнее…

КАК Я НЕ УБИЛ ДЖОНА ЛЕННОНА. О НОВОЙ КНИГЕ

В феврале этого года в молодом питерском издательстве «Пальмира» у меня вышла новая книга. Это роман в жанре альтернативной истории. Читатели смогут заметить в ней некоторые параллели с романом «Осколки неба, или Подлинная история «Битлз» (вышла в 1997 году, много раз переиздавалась, последний — в 2015-м – «ШАНС»), которую я написал вместе с Костей Фадеевым. Они не случайны. И всё же это – не продолжение, это совсем другая книга. Как «Чапаев и Пустота» Пелевина не является продолжением книги Фурманова «Чапаев», хотя и опирается на нее.
Эту книгу я написал вместе с Алексеем Большаниным. И опять про «Битлз». На этот раз фантастический роман, в котором дело происходит в иной реальности, где Леннона не убили, «Битлз» вновь объединились и отправились на гастроли в СССР… Приключения, опасности, погони и т.п. И немного умных мыслей. Визит рок-звезд в нашу страну полон нелепых ситуаций. Ливерпульская четверка успевает поиграть в Кремле, выступить в глухой деревне и под обстрелом советских ПВО отправиться в сибирский город Томск. В итоге «Битлз» становятся катализатором процессов, приведших к «перестройке с человеческим лицом» – без развала страны и разрухи, переворачивают всю мировую политику.
Кстати, в романе описана совершенно реальная история из нашей с Лешей жизни. Мы действительно ездили в юности в Москву, я жил у отца Андрея Макаревича (он был знаком с моими родителями), мы встречались с самим музыкантом, я пел ему свои песни. В книге много биографического, много реальных фактов, мы притянули их туда, чтобы из этого «мяса» и создать «тело» книги. А душа у нее битловская. Книжка получилась все-таки забавная, мне кажется. Несмотря на то, что книга уже вышла, и я уже слышал похвалы в ее адрес, у меня есть ощущение, что она недоработана. Пока не могу понять, что еще я должен сделать, но мне кажется, я еще вернусь к этому тексту.

«БИТЛЗ» ПОД БАЛАЛАЙКУ. О КОНЦЕРТЕ В ЛИВЕРПУЛЕ

книжкаВсе мы в детстве читали сказку «Алые паруса». Я очень люблю эту сказку. Почему она называется сказкой, совершенно непонятно, там ведь нет ничего сказочного, ничего волшебного. Все, что нужно было сделать волшебного, – это взять и повесить красные паруса на корабль и поплыть. И все, получилась сказка. И у нас произошло точно так же.
Так случилось, что мой друг, а теперь еще и соавтор Леша Большанин предложил мне заняться переводом песен «Битлз». В процессе перевода я их стал разучивать, сам играть, петь. Потом начал выступать с ними, давать маленькие концерты, один, под гитару, на русском языке. Мне просто хотелось посмотреть, будет ли реакция отторжения у публики на песни «Битлз» на русском. Отторжения не было, я начал убеждаться в том, что переводы у нас получились удачные.
Когда наша с Лешей книга «Наследие «Осколков», или 100 хитов «Битлз2 на русском» была закончена, у меня практически сложился готовый репертуар. Я стал думать, как сделать так, чтобы это было востребовано? Что для этого нужно? А необходимо, как сейчас модно говорить, паблисити. Поскольку я никогда сам паблисити не занимался, мне пришла в голову шальная мысль: поехать в Ливерпуль и там, в музее «Битлз», дать концерт на русском языке. Но кому я там такой умный и красивый нужен?
Думаю дальше. Встречаю своего давнего знакомого скульптора Леонтия Усова, предлагаю ему сделать бюсты битлов и вместе прокатиться в Ливерпуль. Он – подарить музею свои работы, я – сыграть там концерт. Леонтию идея понравилась, но он, в свою очередь, выдвинул свою – чтоб в моем концерте участвовал балалаечник (фишка такая, а-ля «русский фольклор»). Через месяц прихожу к Усову с балалаечником, нашел в Томске отличного парня Славу Кузляева, сыграли Леонтию несколько песен. «Кто еще нужен? Медведи, цыгане?» – спрашиваю.
В общем, взялся Усов за работу, мы даже фильм про это сделали – «Рождение «Битлз» в Сибири». Снимал Дима Цехановский в мастерской Усова, как тот ваяет бюсты «Битлз» под наш со Славой аккомпанемент. В фильме волшебным образом четыре полена превращаются в Джона, Пола, Джорджа и Ринго… Процесс длился несколько месяцев, в результате получился 45-минутный фильм.
Теперь осталось дело за малым – оказаться в Ливерпуле. Года полтора я писал письма в музей «Битлз», искал всяческие контакты. И вдруг позвонил своему однокурснику, поэту Андрею Олеару, рассказал про эту идею. Так совпало, что именно в это время он был в Англии. В результате Андрей добрался до Ливерпуля и показал этот наш фильм директору музея Мартину Кингу. Тому очень понравилась эта идея, он даже сразу определил место в музее для бюстов битлов. Короче говоря, через полгода, что ушли на поиски денег на поездку, оформления виз и так далее, весной 2017 года моя идея осуществилась. Вместе со Славой Кузляевым и Гошей Фефеловым мы исполнили песни «Битлз» на русском в их музее. Мои «Алые паруса» пришвартовались в Ливерпуле. Видео «Back In Liverpool» о нашей поездке можно найти в интернете.

Буркин и Битлы

ИГРА В ЧЕТЫРЕ РУКИ. О СОАВТОРСТВЕ

Давно, лет 30 назад, когда у меня еще не было опыта работы в соавторстве, я думал, это невозможно. Это же мои мысли, мои чувства!.. Потом случайно получилось, что мне пришлось вместе написать книжку с Сергеем Лукьяненко. Опыт был очень удачным, Сережа – очень талантливый человек… Было ощущение взаимообогащения. Я у него многому научился, и он, пока не был таким великим, как сегодня, тоже говорил в интервью, что многое узнал и понял благодаря мне.
Работать вдвоем было интересно. Написанного в одиночку у меня все-таки больше, но и соавторства я с тех пор не чурался – работал с Костей Фадеевым, с сыном Станиславом, с Лёшей Большаниным. Все люди непохожи друг на друга, и отношения, формы сотрудничества разные возникают. Например, с Лукьяненко это было похоже на игру. Я пишу кусочек, он подхватывает и сочиняет свой фрагмент, затем я… Было весело. С Фадеевым сложилось по-другому. Мы вместе все обсуждали, затем я садился за компьютер, он – рядом. Проговаривали каждое предложение, уточняли, улучшали, потом расходились, думали, сходились снова, снова обсуждали, правили… С сыном мне пришлось труднее всего. У него другое ощущение жизни, другой литературный багаж. Он родился и вырос в совершенно иной стране. Обычно об этом не задумываешься – кажется, знаешь человека, ведь он всегда рядом. А, оказывается, мы совсем непохожи.
С Алексеем Большаниным, который уже давно живет в Германии, в Нюрнберге, работали на расстоянии. Сначала я присылал ему план главы, с новыми героями, с новыми поворотами сюжета. Леша, опираясь на это, писал главу и отправлял мне. Я ее критиковал, он переделывал, я редактировал, сокращал, дописывал. Последнюю главу вообще писали несколько раз с нуля.

Юлий Буркин и Алексей Большанин в Ливерпуле у ворот парка Strawberry Fields за переводом одноименной песни.

Юлий Буркин и Алексей Большанин в Ливерпуле у ворот парка Strawberry Fields за переводом одноименной песни.

О СКАЗКАХ

Можно, конечно, с большой натяжкой назвать сказки для маленьких фантастикой. Но я так не считаю. Это не фэнтези, это нечто другое. Фантастика (фэнтези в том числе) подразумевает обязательное понимание читателя, где реальное в тексте переплетается с фантастическим, а в сказку маленькие ребятишки безоговорочно верят. Для них это реальность. А то, что для читателя – абсолютная реальность, называться фантастикой не может. Как нельзя называть фантастикой всяческую эзотерическую литературу.
Я очень люблю свой цикл сказок «Год принцессы Букашки». Эти сказки писались для дочери Саши. Или для ее мамы. Так, как я считаю, и надо писать: не торопясь, с любовью, буковка за буковкой, слово за словом. Не находится верного слова – остановись. На час, на неделю, на год… Нашлось – продолжай. Наградой мне служит то, что дочка иногда просит меня: «Папа, прочитай про Букашку». Я читаю, а она слушает и даже, случается, смеется. Чего еще желать?

"Томские Битлы" в Ливерпульском музее.

“Томские Битлы” в Ливерпульском музее.

В МАЛЫХ ДОЗАХ. О ФАНТАСТИКЕ

К пятидесяти годам у меня сложилось мнение, что фантастика сродни алкоголю. Если литература – это некий сок, выжимка из жизни, то измененный, переделанный, «перебродивший» сок этот – и есть фантастика. И фантастика, как и алкоголь, хороша только в очень редких случаях, в маленьких дозах и самого лучшего качества. Раньше я этого не понимал ни в отношении алкоголя, ни в отношении фантастики, а вот теперь прочувствовал. Надо бы мэтрам объяснять начинающим писателям, что фантастикой увлекаться нельзя. Можно опуститься и деградировать, как это случается с алкоголиками. В литературе допустимо наличие фантастики. Но если злоупотреблять ею, легко начать писать «фантастику» без намека на литературу. Фантастика многим подменяет литературу, как алкоголь многим подменяет жизнь.
Раньше, когда в моих руках появлялась новая книга с рубрикой «фантастика», у меня замирало сердце… Когда по ТВ натыкался на картинку явно фантастического вида, я обязательно досматривал фильм или передачу до конца… Но теперь фантастические книги заполонили лотки и магазины, фильмы – теле- и киноэкраны. Понимаете, я люблю шоколад, но если он будет подмешиваться во все блюда, если им будет вымазана мебель, стены, пол и потолок, мне, пожалуй, это не понравится. Да еще если перемазано все будет продуктом в основном не лучшего качества. В этом случае шоколад будет восприниматься уже не как яство, а как грязь.
Однако все вышесказанное не исключает существования хорошей фантастики (как и наличия хороших вин; но пойла в десятки, а то и в сотни раз больше), не отрицает наличия настоящих мастеров и не заставляет меня отрекаться от того, что я делал в этом жанре честно и вдохновенно. И, возможно, еще сделаю.
И все-таки, больше меня сегодня радует другое занятие – исполнение наших с Лешей переводов «Битлз». Сейчас я уже оброс музыкантами, играет полный состав рок-группы, но вместо соло-гитары все-таки балалайка. Если пригласят в Абакан, приедем и выступим. А что? Ни я, ни «Битлз» никогда не были в Хакасии. У кого-то из нас еще есть шанс.

 

Из книги Алексея Большанина и Юлия Буркина «The Beatles» в СССР, или Иное небо»

Полдень. Аэропорт. На повторный паспортный контроль, непосредственно перед вылетом, их пропустили без очереди.
Истман стал вытряхивать из папки документы. На полку вывалились пять красных британских картонок со львом и единорогом, две синие американские с мирным, но готовым к войне, нахмуренным хищником и один серовато-зеленый пластиковый прямоугольник.
Не веря своим глазам, сотрудник «Аэрофлота» всмотрелся в него, наклонился и понюхал. Потом поднял глаза и глянул на Истмана так, словно перед ним предстала тень отца Гамлета.
– Что-то не так? – высокомерно осведомился менеджер, посмотрев на часы.
Девушка рядом с «аэрофлотовцем» опустила руку под стойку. Сотрудник указал ладонью на зеленый прямоугольник и спросил:
– Это что такое?
– Это наши паспорта, молодой человек, – с апломбом отозвался менеджер. – Вот так они выглядят, если вы вдруг не знали. Они удостоверяют наши личности.
Лицо молодого человека медленно становилось пунцовым.
– Вот эти, красненькие, – издевательски продолжал Истман, – идентифицируют британские личности, а вот эти синенькие – американские.
– А вот этот, зелененький, какую личность инфицирует? – сотрудник указал пальцем.
Истман с утомленным выражением лица поднял невесомый пакетик, поднес его к глазам… И понял, что погиб. Вся его жизнь промелькнула перед его внутренним взором. Послушный мальчик из безоблачного детства в богатом пригороде Скарсдэйл… Прилежный студент Стэнфордского университета…
Преуспевающий юрист в адвокатской конторе «Истман & Истман»… Всю жизнь ему сопутствовали уважение, деньги и успех. И вот теперь наступил крах. Он покроет позором весь свой клан, его честь и репутация, честь и репутация всей его семьи будут безвозвратно поруганы.
Краем глаза Джон заметил, как справа приближаются высокие люди с решительными лицами. Очередь пассажиров, включая «битловскую» компанию, разом умолкла.
Внутренний голос Истмана с одесским акцентом предков горестно запричитал: «Ай-вэй, отмазывайся, парнишка! Отмазывайся, пока не поздно! Скажи, что ты ни сном, ни духом, скажи, подкинули-подставили!»
Как юрист, он совершенно точно мог предсказать развитие дальнейших событий. Сейчас их всех задержат и начнут разбирательство. Они опоздают на самолет и, соответственно, не успеют в срок предстать перед кремлевским руководством.
В тот же день это самое руководство уже будет в курсе, что прославленные «Битлз», выступающие за мир во всем мире, на самом деле – банда наркоманов, пытавшихся проникнуть в СССР, чтобы насаждать там чуждые советским людям ценности – такие, как наркотики и сопутствующий им разврат. А это, в свою очередь, означает почти неминуемый крах предприятия по воскрешению группы, которое, в сущности, еще и не началось.
И тогда Джон Л. Истман, избалованный мальчик, изнеженный юноша, вальяжный и чопорный адвокат, принял первое в своей жизни по-настоящему мужественное решение. Он повернулся к окружившим его таможенникам и сказал:
– Это мое. Остальные не имеют к этим наркотикам никакого отношения.
– Джон?! – услышал он голос сестры и обернулся к Линде, которая смотрела на него с ужасом и недоверием.
– Да, Линда, я наркозависим, – сказал он ей, с трудом подавив накатывающую истерику. Затем внутренне собрался, обернулся к толпе и с пафосом повторил: – Я наркозависим! Я выкуриваю в день до десятка сигарет с э-э-э… имеющих наркосодержащую начинку. Каннабисную начинку. До десятка этих…
– Косяков, – подсказал молодой таможенник.
– Да, да, косяков! А затем я испытываю состояние эйфории, то есть ловлю этот, как его…
– Кайф, – выручил кто-то из пассажиров.
– О да, благодарю вас, именно кайф. Более того, – его голос становился все тверже, – должен официально заявить, что я испытываю болезненную тягу к данным противозаконным веществам уже довольно существенный период моей жизни. Я неоднократно приобретал вышеуказанные вещества, подпадая тем самым под юрисдикцию параграфа номер девятьсот двадцать четыре Уголовного кодекса.
Сказав все это, он протянул вперед расслабленные кисти рук и добавил по-простому:
– Вяжите меня, люди добрые.

Фильм о том, как бюсты “Битлз”, выполненные из кедра скульптором Леонтием Усовым с приключениями добирались до ливерпульской “Галереи Битлз”.

Константин ФЕРЕНЦЕВ

Оставьте комментарий

XHTML: Вы можете использовать тэги html : <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Шанс в Facebook

Facebook By Weblizar Powered By Weblizar